Автор: Рыба ерш
Беты (редакторы): Рейнджер по жизни
Фэндом: Звездный путь: Перезагрузка
Персонажи: Кирк, Спок, МакКой и остальные.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Драма, Даркфик, AU
Размер: Миди, 63 страницы
Статус: закончен
Описание:
Незаконный социально-психологический эксперимент... Что будет, если человека в раннем детстве поменять местами с его двойником из зеркальной вселенной? Есть ли у него хоть один шанс остаться собой в мире, где все вокруг вывернуто наизнанку? Где в словарях не найти таких понятий, как "дружба" и "честь", где кинжал под лопаткой - обычное дело, где даже солнца и то нет...
Наверно, это невозможно.
Но он попытается...
Публикация на других ресурсах:
Сколько угодно, только предупредите.



"Хоть наивно, но так хочется верить
Мне в добро хотя бы так, втихомолку;
Я отчаянно учусь лицемерить,
Да уроки пропадают без толку!
Здесь куда ни пойдешь,
Стережет всюду ложь, ухмыляясь.
Я устал от тебя,
И уйду не любя, не прощаясь."
(Канцлер Ги "Homeland")


Пролог

Коулман терпеливо посмотрел на коллегу. Может, все-таки одумается?.. В конце концов, ну не может же нормальный человек, доктор психологических наук, между прочим, пойти на такое! Хотя... Когда речь идет о докторе Лестер, ничего нельзя знать наверняка.
- Дженис! Джен, черт возьми, остановись! Ты понимаешь, что это противозаконно, опасно... Да это жестоко, в конце концов! Тебе мало того раза, когда ты затеяла эксперимент с обменом телами на Камусе-2?! Черт, да то, что мы оба тогда не лишились лицензий, - просто чудо!
- Ха! В тот раз мы добились результатов! Это оказалось небезопасно, и что?! Знаешь, мне противно видеть, как измельчала наука... Ты не находишь, что, если бы наши с тобой предшественники так же избегали риска, мы до сих пор ни черта не знали бы о человеческой психике?! Ты говоришь, что это жестоко? А вспомни Милгрэма! Вспомни Зимбардо! По-твоему, их исследования не были жестоки? Но их вклад огромен, и никто этого не отрицает! А ты предлагаешь мне дальше изучать тут особенности поведения пятнистой амебы с Юпитера, когда у меня появился такой шанс?!
Коулман нервно закурил и принялся мерить шагами лабораторию. То, что она говорила - отчасти верно. Знаменитый "тюремный эксперимент", который провел когда-то доктор Зимбардо... Человек, сумевший поставить своих испытуемых в такие условия, что за какие-то шесть дней нормальные люди, homo sapiens, черт возьми, превратились в стаю оголтелого зверья... Коулман даже писал курсовую по этому исследованию, проведенному еще в дремучем двадцатом веке и получившему лавры самого жестокого эксперимента столетия. Несомненно, он помог лучше изучить влияние общества и социальной роли на личность.
Но то, что предлагает Дженис - это слишком!
Давно, лет пять назад, они вместе принимали участие в одной научной экспедиции. Направлены они были не куда-нибудь, а в параллельную вселенную, условно названную "зеркальной". Прибор, позволяющий туда попасть, создавали лет двадцать, так что интерес эта "прогулка" вызывала огромный. Ой, как они с Джен гордились тем, что из сотен других ученых их профиля, мечтавших принять участие, выбрали именно их...
Однако лично он, Коулман, пожалел о своем везении уже через несколько часов. Более жуткого места он себе и в кошмаре бы не представил. Все, о чем он тогда мечтал, это вернуться домой, плюнув на научное любопытство и репутацию.
Казалось бы, что такого страшного? В зеркальной вселенной живут такие же люди... Но, черт возьми, во что они превратили свой мир! Половина городов разгромлена, ядерные отходы захоронены где попало, да у них вместо солнца - огромный реактор! Может, он и дает достаточно света, но разве это то же самое?! Да даже если забыть обо всем этом, Коулману было там не по себе. Сложно объяснить, но почему-то сама атмосфера вокруг была какой-то давящей, тяжелой... Возникало откуда-то сосущее чувство тоски и безысходности...
А уж какие там были люди! Всего за несколько дней Коулман насмотрелся на такие зверства, что вспоминать об этом было просто противно.
А потом одному из членов команды не посчастливилось наткнуться на собственного двойника. Бедняга, какая жуткая смерть его постигла!
Позднее стало ясно, что в этой треклятой вселенной у каждого есть двойник...
В общем, экспедиция вернулась куда быстрее, чем было запланировано. Подобные исследования были прикрыты за неоправданный риск и неэтичность, транспортатор, способный перенести туда, официально считался уничтоженным.
И вот теперь, спустя пять лет, Джен стало известно, что это ложь. Прибором действительно не пользовались, но его оставили. То ли пожалели такой шедевр инженерного искусства, то ли собирались когда-нибудь возобновить исследование. Черт его знает.
И у доктора Лестер возникла идея. Ей захотелось посмотреть, как в их мире адаптируется ребенок из зеркальной вселенной. И каким вырастет человек из их мира, если поместить его в это долбанное зазеркалье. Естественно, разрешения на такой эксперимент ей никто не даст. Однако когда это останавливало Дженис?
- Ты понимаешь, чего просишь? Я не могу просто взять, похитить ребенка и подменить его зеркальным двойником!
- А я думаю, можешь. Доступ к транспортатору я беру на себя. Если справимся за несколько часов, то никто ничего не заметит. На, выбери любого! - Лестер протянула ему листок.
- Что это?
- Список. Я выделила тех, у кого изначально хорошие данные. Иначе эксперимент не получится чистым...
Коулман склонился над листком. Фамилии, имена, адреса и другие краткие данные. Судя по цифрам, все потенциальные испытуемые - дети до года.
- Джен, так нельзя! - воскликнул он, впрочем, уже понимая, что сделает все, о чем она попросит. Коулман никогда не умел ей отказывать.
Дженис раздраженно отмахнулась.
- Пусть будет этот, у него лучшая генетика, - она ткнула изящным пальчиком в одну из строк, на которой были написаны координаты некоего Кирка Джеймса Т. - И не делай такое лицо! Наука требует жертв, так было всегда!
Глава 1

Гейла привстала на цыпочки, чтобы лучше видеть происходящее. Места в первых рядах ей не полагалось, происхождение не то... А жаль. Она бы с удовольствием взглянула на ликвидацию поближе. А еще лучше - поучаствовала.
О, как ей хотелось лично вспороть брюшину остроухого выродка и посмотреть, как вываливаются внутренности... Хотя, к чертям нож, она бы эту мразь зубами рвала... Но даже просто смотреть издалека было неплохо. Это... успокаивало.
Приятно знать, что хотя бы один из тех ублюдков, которые сделали все это с твоей планетой, получит по заслугам.
Нечасто имперскому патрулю удавалось взять живым вулканского шпиона, но уж когда удавалось... Ликвидация этих уродов всегда проходила публично и собирала невероятное количество зрителей.
Жаль только, что эти твари не кричат, когда лазерный нож постепенно превращает их в подобие зеленого фарша. Может, они вообще ни черта не чувствуют? Вполне возможно.
Зеленокровые скоты... Именно им Империя обязана всеми своими бедами. Именно от их торпед с антивеществом сгорели солнца восемнадцати планет. Именно из-за их проклятого химического оружия на землю снова и снова льется кислотный дождь. И ведь не сбежишь никуда, блокада этого сектора космоса длится уже не одно десятилетие. Империя, конечно, наносила точечные удары по аванпостам остроухих, но серьезных прорывов уже сколько лет не было. И будут ли?..
Дьявол, да, конечно, будут! То, что один из вулканских разведчиков сейчас ликвидируется на ее глазах - доказательство их силы! Империя встанет с колен, и пусть кто-то посмеет сказать обратное!
Гейла ненадолго отвлеклась от вулканца и посмотрела на окружающих. Взгляд зацепился за знакомое лицо. Русые волосы, льдисто-голубые глаза и неизменная полуулыбка, за километр отдающая высокомерием. Ну еще бы, Джеймс Кирк может позволить себе быть надменным. Если твой отец прежде, чем погибнуть, разнес сразу два вулканских боевых крейсера, а мать, воспользовавшись случаем, удачно выскочила замуж за Кристофера Пайка, без пяти минут адмирала... Да, определенно, этому парню позволено многое.
Он наблюдал за ликвидацией со сдержанным любопытством, периодически отвлекаясь, чтобы откусить кусок от большого красного яблока. В то время, как все прочие, затаив дыхание, следили за происходящим, такое поведение казалось вызывающим. Пожалуй, даже раздражало.
Однако перспектива заручиться симпатией Кирка была чертовски привлекательна, и девушка кокетливо улыбнулась ему. В ответ - холодновато-вежливый кивок, явно дающий понять, что им не по пути.
Кто сомневался? Разве такой, как он, обратит внимание на девушку ее статуса? Все-таки слухи расходятся быстро, вряд ли для кого-то секрет, что ее мать когда-то изнасиловал орионец. Да и характерная внешность Гейлы не оставляла сомнений.
Ну ничего, недолго осталось. Недавно прошение Гейлы принять ее на Звездный Флот было удовлетворено. А значит, уже через пару месяцев она станет имперским солдатом, и все прочее потеряет значение. Каждый, кто служит Империи, считается элитой.
Конечно, в этом есть и минусы... Например, придется вести себя осторожнее, чем раньше. Ведь это сейчас она никто и звать ее никак, а значит, желающих подсыпать ей стрихнин в утренний кофе немного. А на Флоте начнется борьба за место под солнцем... Было когда-то такое выражение. Солнца тут давно уже нет, но "место под реактором" - не звучит...
Зато такие, как Кирк, уже не смогут смотреть на Гейлу свысока. А там, глядишь, что и обломится...
А еще она сможет сама истреблять остроухих выродков... Да, ради этого многое можно потерпеть!

***

Джим шел по коридорам особняка легкой пружинистой походкой. Он был в меру беспечен и в меру осторожен, ведь кто знает, вдруг именно сегодня кому-нибудь из родственничков приспичит увеличить свою долю наследства посредством избавления от досадного конкурента. Впрочем, возвращаясь с такого приятного зрелища, как ликвидация вулканца, он, конечно, был в приподнятом расположении духа. Даже милостиво кивал в ответ на приветствия попадавшихся по пути рабов.
По крайней мере, так это должно было выглядеть со стороны...
Наконец, коридор проклятого бункера, по какому-то недоразумению названного особняком, кончился, и он оказался в своей комнате. Как только дверь закрылась, Джим прислонился к стене и давно уже привычным движением стиснул зубами край рукава. Не стоит полагаться на звукоизоляцию, комнату вполне могут прослушивать.
Здесь нельзя кричать - это слабость. А слабым быть нельзя - добьют.
Какое-то время он просто стоял, прижимаясь к прохладной стене своей гробницы, потом осторожно вздохнул, успокаиваясь. Спазм, сдавивший горло, медленно начинал отпускать. Кое-как отлипнув от стены, Джим дошел до кровати.
Почему? Боже, ну почему это происходит именно с ним? Почему то, что остальным кажется совершенно нормальным, вызывает у него рвотный рефлекс? Ну не могут же все вокруг ошибаться, а он один быть нормальным! Выходит, это с ним что-то не так?..
Ну что сейчас такого произошло?! Ну ликвидировали пленного шпиона, чего тут плохого? Не отпускать же его было, в самом деле! Так почему тогда что-то в груди так болезненно сжалось и навалилось на ребра неподъемной тяжестью?.. Почему хочется просто упасть и завыть?..
Хотя ужас у Кирка вызывала не столько сама ликвидация. Да, на его взгляд, с час мучить преступника - мера абсолютно излишняя... Страдания того вулканца не вернут Земле сгоревшего солнца. Вряд ли от них кому-то вообще будет лучше, так что Джим предпочел бы, чтобы ликвидация была мгновенной.
Но все равно, самым страшным было не это. Гораздо хуже - видеть лица собравшихся. Родственников, знакомых, будущих сослуживцев...
Видеть, как они упиваются своей местью и чужой болью...
И непонятно, на что хуже смотреть: то ли на внутренности ликвидируемого, то ли на стоящих рядом людей. А опустить взгляд и уткнуться им в свои ботинки нельзя - заметят... Вот и приходится таскать с собой яблоки. Чтоб хоть иногда, когда совсем уж невыносимо становится, можно было спрятать глаза. И сжать зубами твердую красную кожуру, чтобы, не дай Бог, не закричать.
Здесь нельзя кричать...
И ведь не то чтобы у Джима не было своих счетов к вулканцам... Были, и еще какие! В конце концов, не уничтожь они его отца, сейчас Кирку не приходилось бы жить под одной крышей со своим отчимом... Судя по рассказам, Джордж Кирк не был особо приятным парнем, скорее уж он был редким уродом, но... Ведь не таким же, как Кристофер Пайк? Таких, как Пайк, вообще больше нет.
И все равно лишняя жестокость по отношению к пленным казалась Джиму чем-то противоестественным.
Да и вообще, слишком многое из того, что он видел вокруг, вызывало отвращение, за которое ему тут же становилось стыдно перед людьми. Ведь они все нормальные, это он неправильный!.. Но ничего с собой поделать Кирк не мог.
Отвращение и стыд... Стыд и отвращение...
Это проклятое сочетание сводило с ума.
Пожалуй единственным, что не давало свихнуться окончательно, были сны.
Ему всегда снились сны, цветные, красочные... В них все было по-другому. Обычно, это были просто неясные образы, которых он толком не помнил, но просыпался с каким-то щемяще светлым чувством, которому и названия-то нет. Изредка он видел деревянный дом, совсем непохожий на те, которые встречал наяву. И зеленую траву вокруг... Действительно зеленую, не выжженную радиацией. А в вышине светило самое настоящее солнце.
Иногда снилась мать. Такая же красивая, как в жизни... Даже еще красивей и гораздо моложе. Немного грустная, но почему-то с ней рядом было так... тепло, что ли?
В детстве Джиму казалось, что это место, и правда, существует. Где-то совсем рядом... Он даже верил, что однажды сможет его отыскать. Тогда Кирк часами представлял этот момент. Как он поднимется по прогретым солнцем деревянным ступеням...
Теперь он ни во что не верил. Просто хотел быть нормальным. Как все.
Вот только ни черта не получалось...
Кирк давно уже не знал: радоваться своим видениям или проклинать их. Может, если бы не солнечные блики на мамином лице, если бы не зеленые травинки вокруг, ему не было бы так противно просыпаться. Тогда и окружающий мир не казался бы настолько жутким?
Наверно, так и есть.
Потому что ничего плохого вокруг не происходит. Все нормально. Так, как и должно быть. И когда-нибудь он к этому привыкнет.
Уже почти привык...
Глава 2

- Жаль, что через два месяца ты улетаешь... Пожалуй, я даже буду скучать, - заметил Скотти, ставя стакан на приборную панель и наливая по новой.
Джим неопределенно пожал плечами. Ему было не жаль, по правде говоря, он уже считал дни до момента, когда контракт, подписанный со Звездным Флотом, войдет в силу. Каким бы низким ни был процент выживших после каждого столкновения, вряд ли там его смогут прикончить быстрее, чем это сделают здесь. По крайней мере, там не будет ни ненавистного отчима, ни их общего с Вайноной Кирк сына. Джима, если честно, здорово достали попытки сводного брата отправить его на тот свет. Причем на воображение Грегори Пайк не жаловался и способы расправиться с конкурентом выбирал самые неожиданные. В последний раз Джим, и правда, чуть не загнулся от укуса того генномодифицированного триббла. Кстати, сложись все успешно для Грега, избавился бы он сразу от двух братьев. Триббл был взят в лаборатории Сэма. Старший Кирк занимался биологией, ну, то есть, работал над новыми проектами в области биологического оружия. И, если бы один из его опытных образцов стал причиной чьей-то смерти, парня бы просто ликвидировали, обвинив в убийстве. Уж Кристофер Пайк позаботился бы о том, чтобы доказательства его причастности сочли неоспоримыми...
С Сэмом Джим неплохо ладил, по крайней мере, тот еще ни разу не пытался его убить. Ну может, совсем давно, по молодости, но это можно не считать. Так что в его присутствии хоть за свою жизнь можно было особо не опасаться... Но вряд ли на "Энтерпрайзе" Джим будет по нему скучать. Ну а мать он и на Земле видел нечасто. Что, кстати, не так уж плохо...
Да и не только желание оказаться подальше от родственников заставило Кирка заявиться на призывной пункт. Просто кто-то же должен защищать Империю от бесконечных вулканских нападок. И Кирк знал, что справится с этим лучше многих. Может, Земля и не лучшее место в галактике, и заселяют ее не лучшие в мире люди, но это, черт возьми, его, Джима, планета! И хрен он кому позволит ее уничтожить.
Нет, определенно, ему не было жаль, что он скоро окажется в космосе. Однако Скотти ему, и правда, будет не хватать... Хороший парень. Ну, то есть, насколько это возможно.
Монтгомери Скотт работал главным инженером на одной из баз жизнеобеспечения Земли. Работа, мягко говоря, непростая, и желающих его подсидеть было немного. Да и как его подсидишь, если у этого шотландца просто феноменальные способности в том, что касается техники? А самому Скотти было решительно не до излюбленной всеми грызни. Инженер был слишком увлечен своими драгоценными приборами, каждому из которых он даже имена давал. Причем преимущественно женские... У парня явно не все были дома, но этим он Кирку и нравился.
- Ладно тебе, может, вернусь еще, - Джим отсалютовал стаканом.
- Не смеши, приятель! Кто оттуда возвращается? Тем более, с "Энтерпрайза"... Так что жаль мне тебя, но заявку ты сам подал, никто не заставлял! - заметил Монтгомери, явно мысленно похоронивший собеседника. Кажется, он даже был расстроен. Хотя и не слишком сильно...
- Вот спасибо! - пробормотал будущий член экипажа имперского флагмана. - Надо полагать, цветы на могилу, если что, носить не будешь?
- Да какая могила, парень? Спорим, того, что от тебя останется, даже на урну не хватит? Но обещаю, когда придет извещение, я помяну тебя рюмкой настоящего виски!
Да, определенно, эта откровенность придавала шотландцу какое-то особое обаяние...
- Ладно, давай по последней, и пора мне возвращаться за пульт. Кто-то же должен вращать этот чертов шарик...
Стоило покинуть станцию, где работал Скотти, как зарядил дождь. До дома было далеко, сейчас Джим находился почти на самой окраине Восьмой обитаемой зоны. Он слегка замешкался, активируя защитное поле, и несколько капель все-таки попали на кожу. Ах ты ж черт, химический ожог второй степени, не меньше...
Слабенькая защита, предусмотренная на гражданской куртке, сама по себе, штука ненадежная, а учитывая, сколько Кирк не подзаряжал аккумулятор... Да, такими темпами до дома можно и не дойти.
Возвращаться к Скотти не хотелось, чтобы решиться отвлечь его от работы, нужно быть самоубийцей.
Зато прямо за Периметром было одно местечко... Конечно, за прогулки вне обитаемой зоны можно и от патруля отхватить, да и живность там водится такая, что подсунутый Грегом триббл позавидует, но Джим иногда туда сбегал. Нечасто, только когда совсем уж противно становилось смотреть на человеческие лица. И пока получалось не попадаться. Почему бы не переждать там дождь?..
Кое-как продравшись сквозь давно засохшие заросли, он покинул Восьмую зону. На этом участке Периметра постов не было, а патрули ходили от силы пару раз в сутки, так что проблем не возникло.
Под ногами крошились бетонные обломки, иногда приходилось перелезать через то, что пару столетий назад, видимо, было домами, и нарушитель несколько раз чуть не напоролся на торчащие из завалов куски арматуры. Твою мать! Не стоило расслабляться и позволять себе алкоголь. Все-таки эта штука здорово ухудшает координацию.
Наконец, в поле зрения показалось строение, почти не тронутое бомбежкой. Не считать же поломкой выбитые взрывами окна да пару трещин на фасаде?..
Джим миновал просторный холл и оказался в комнате, заставленной обветшалой мебелью. Электроники тут было немного, а та, что была, естественно, не работала. Тусклого света, проникавшего сквозь единственное окно, катастрофически не хватало. Кирк порылся в одном из пыльных шкафов и на ощупь вытащил оттуда свечку. Настоящую, парафиновую, таких уже несколько столетий не выпускали... Еще в детстве он нашел их запас в подвале одного из разрушенных домов за Периметром и притащил сюда. С ними тут было как-то уютней.
Потрескивал огонек, за окном дробно стучал кислотный дождь, где-то поблизости выла собака... Их на руинах много, в основном эти животные своих предков не слишком напоминали, в силу наличия лишних конечностей или еще какого-нибудь уродства, но по характеру были не агрессивны. Ну, по крайней мере, не так агрессивны, как люди... Джим их не опасался, иногда даже подкармливал.
Он почти задремал, когда за стеной послышался скрип открываемой двери.
А черт, за столько лет ни разу не нарвался, а тут... Глупо-то как! Если патруль, то можно здорово встрять.
Черт, черт, черт!..
Однако, человек, шагнувший в проем, не был одет в имперскую форму. А когда погасло защитное поле его куртки, Джим узнал Гейлу. Они с орионкой вместе проходили комиссию перед заключением контракта.
Девушка осторожно приблизилась, показывая, что оружия у нее нет. Выглядела она немного растерянной, явно не ожидала кого-то здесь увидеть.
- Надеюсь, то, что я здесь, останется между нами? - спросила орионка с деланным равнодушием, через которое отчетливо проступали нотки страха. - В конце концов, мы оба нарушили правила, и нам нет смысла друг на друга докладывать, верно?
Джим мысленно вздохнул. Ну что за идиотизм? Ты случайно встречаешь в заброшенном доме красивую девушку, за окном стучат дождевые капли, горит свеча, а все, о чем положено думать, это стоит ли вам друг на друга стучать или нет. Неужели это нормально?..
- Думаю, ты права. Мне не нужны проблемы, - кивнул он, отводя взгляд. Потом слегка подвинулся, освобождая ей место на диване.

***

В окно вовсю светило солнце, деликатно намекая, что кое-кто опять проспал работу. Леонард, чертыхаясь, потянулся к будильнику. Ну что у него за привычка отключать сигнал в полусне?..
В ускоренном темпе приняв душ, он взял бритву, но, подумав, положил на место. Ну ее на фиг. Врача с щетиной пациенты еще как-нибудь переживут, а опаздывать больше, чем на час - это уже просто неприлично. Он кое-как оделся и пошел заводить флаер.
Персонал госпиталя встречал МакКоя укоризненными взглядами. Вот черт, до кофе теперь можно будет добраться только в обеденном перерыве... Ну ладно, хорошо хоть начальству на глаза не попался!
С первыми тремя пациентами сложностей не возникло, диагнозы были очевидны, неопасны и лечились одним касанием гипошприца. Леонард уже размышлял над тем, чтобы все-таки сбегать вниз к кофейному аппарату, раз уж ему сегодня так везет, но получилось, естественно, иначе...
Следующим в кабинет зашел молодой светловолосый парень, в котором доктор узнал Джеймса Кирка. Не то чтобы они были близко знакомы, но МакКой часто виделся с его матерью, которая когда-то заведовала лабораторией в научном отделе. По работе, естественно.
Больным Джеймс совсем не выглядел.
- Доктор МакКой, доброе утро, - кивнул парень, заходя в кабинет.
Леонард кивнул, хотя был с Кирком катастрофически не согласен. Ну какое же оно доброе, если даже кофе не дают спокойно выпить?
- Мне необходимо пройти стандартное обследование для вступления в Звездный Флот.
- Господи, да что ж вам всем заняться больше нечем? Шестнадцатый за неделю... Гражданских скоро не останется! - заворчал Леонард, доставая сканер.
Кирк уныло вздохнул. Похоже, на Флот его не особо тянуло. Видимо, пихнуть парня в этот дурдом решила все-таки Вайнона. Ну, он мальчик взрослый, пусть сам с этим и разбирается...
Визуальный осмотр и сканер никаких отклонений не выявили. Оставалось проверить кровь на наркотики и прочую дрянь.
И вот тут МакКой усомнился в собственной адекватности. То, что показывал прибор, было, прямо скажем, невозможно.
- Что за?.. - доктор еще раз сверил показатели, но надписи на дисплее и не думали исчезать.
- Что-то не так? - в голосе будущего рекрута слышались не то опасения, не то робкая надежда. Похоже, все еще верил, что сможет откосить...
- Да, в общем, все так. Но, может, ты сможешь мне объяснить, откуда у тебя в крови антитела к вирусу орионской оспы?
Кирк удивленно поднял глаза.
- Понятия не имею! Но это же не болезнь? Это не опасно?
- Абсолютно неопасно. Зато совершенно невозможно. В галактике это заболевание полностью искоренили больше века назад. А на Земле его и не было никогда.
- Ну... Я родился в космосе. Может, не везде искоренили?
- Везде, уверяю тебя. Ее легко отслеживать. Тем более, на территории Федерации.
- И... что мне делать? - растерялся Джеймс.
МакКой пожал плечами.
- Тебе - ничего. Это не болезнь, и ты годен к службе. Справку я тебе дам.
"А вот мне теперь писать здоровенный отчет для вирусологов и устраивать углубленное исследование!" - мрачно подумал он. Вот что за черт, ну почему у него вечно все не как у людей? На фига он вообще стал делать этот тест, он же даже не обязательный! А теперь придется разбираться...
Вот вам и кофе!..
Глава 3

Это был странный вечер... Сидеть здесь, среди развалин, и говорить с почти незнакомым человеком. И то ли на Гейлу так действовала атмосфера, то ли дело было в мягких бликах, отбрасываемых язычком пламени, но ее лицо вдруг показалось Джиму умиротворенным. Привычная жестокость во взгляде появлялась, только когда речь заходила о вулканцах. Ну тут уж ничего не поделаешь, Кирк и сам нередко ловил себя на том, что при мысли об этой расе начинает машинально теребить рукоятку лазерного ножа...
Орионка оказалась неожиданно приятным собеседником, с ней было интересно обсудить предстоящую службу, космос, планеты, на которых хотелось бы побывать. Темы для разговора, конечно, выбирались нейтральные. Откровенничать нельзя ни с кем и ни при каких обстоятельствах, уж это Кирк знал прекрасно. И все равно несколько раз едва не сболтнул лишнего. В последний момент удержался. Наверно, это из-за той жуткой бодяги, которую они распили на двоих со Скотти... Но так хотелось просто говорить с ней, не подбирая осторожных ответов, не кидая двусмысленных фраз, не взвешивая каждое слово... Плюнуть на все и не думать о последствиях! Но он этого, конечно, не сделает. Слишком дорого может обойтись подобное удовольствие.
И все равно, это был хороший вечер. Может, их беседа и напоминала прогулку по минному полю, но, черт возьми, это была приятная прогулка!..
Жаль только, что через два месяца они станут конкурентами. И уже нельзя будет вот так спокойно повернуться к этой девушке спиной, доставая из шкафа новую свечу и коробку с реплицированным шоколадом. И вот так, почти искренне, улыбнуться друг другу тоже будет нельзя. Нельзя будет просто наслаждаться бликами, играющими в ее рыжих волосах...
Но это будет потом.
Наверно, впервые Джим не ждал окончания дождя... Просто сидел, откинувшись на спинку дивана, слушал рассказ о Шестой обитаемой зоне, в которой однажды довелось побывать Гейле, и в это время привычная тяжесть, давившая на ребра, почему-то почти не ощущалась...
- А еще у них совсем нет дождя, представляешь? Только снег. Он тоже опасный, но от него проще защититься. Холодно, конечно, но зато, знаешь, как красиво?.. Я бы туда еще раз слетала! Только говорят, зеленокровые почти все там разнесли во время последней атаки... Ну, ты, наверно, слышал. Будь прокляты остроухие твари... - добавила она зло.
Джим никогда не видел других обитаемых зон, и теперь ему, как никогда, захотелось вживую увидеть снег. Перемещаться на большие расстояния на Земле становилось все сложнее. Транспортаторы потребляли слишком много энергии и использовались только в крайних случаях, а самолеты едва ли могли пролететь через вызванные радиацией аномалии. На машине же преодолеть многокилометровые завалы было попросту невозможно. Впрочем, на Флоте все будет по-другому. Там расстояния меряются световыми годами, так что Шестая зона - это не так уж далеко...
Гейла замолчала и, поднявшись на ноги, подошла к выбитому окну.
- Дождь заканчивается, - заметила орионка, и в ее голосе Джиму померещилась грусть. - Надо выбираться.
Надо. А то, и правда, можно здорово влипнуть... И все-таки эта случайная встреча чем-то его зацепила. Наверно, он даже не отказался бы от ее повторения...

***

- На, полюбуйся! - Дженис сунула ему под нос падд. Коулман пробежал глазами текст.
Ах ты ж черт!
- Откуда это? - уточнил он, хватаясь за сигарету.
- Отчет Леонарда МакКоя, - коротко бросила она. - Выслан в комиссию по борьбе с инфекционными заболеваниями. Составлен по результатам обследования Кирка Джеймса Т.
- Давно?
- Час назад. Черт! - Лестер зло ударила по клавиатуре. - Ну почему он попал на обследование именно к МакКою?! Двадцать с лишним лет никто ничего не находил! А теперь этот умник все испортит!
Коулман попробовал успокоиться и посмотреть на вещи реально. Орионская оспа это ладно... Комиссия проведет пару дополнительных проверок, убедится, что опасности заражения нет, и успокоится. Тут риск не так уж велик. И все бы было ничего, если бы не одно "но". Коулман неплохо знал Леонарда МакКоя. Доводилось как-то вести одно совместное исследование. Внимательный, зараза, въедливый... Если он уже понял, что с Кирком что-то не так, хрен он теперь успокоится, пока не изучит все имеющиеся материалы. А учитывая довольно высокую квалификацию Леонарда, он вполне может докопаться до правды... Антитела к давно побежденной заразе - полбеды. Если хорошо копнуть, у Кирка в крови можно много чего интересного обнаружить...
- Думаешь, если все откроется, нашу причастность докажут? - спросил он, снова прикуривая.
Женщина непонимающе на него посмотрела.
- Я не собираюсь допускать того, чтобы все открылось! - отрезала она.
Что ж, этого и следовало ждать. Доктор Лестер не любила, когда что-то мешает ее экспериментам. Или кто-то...
- Тебе придется от него избавиться, пока дело не успело зайти слишком далеко, - констатировала Дженис вполне обыденным тоном.
- Если ты ждешь, что я стану кого-то убивать, то зря, - предупредил Коулман. У всего есть пределы. - Джен, я психолог, а не киллер!
- Знаешь, думаю, следствие это оценит. Ну, когда будет арестовывать нас за Кирка. Мы никого не убивали, значит, пожизненное нам точно не светит. Скорее всего, нас даже не посадят в тюрьму. Подозреваю, что это будет клиника для душевнобольных. Как тебе перспектива, м? Ты проведешь остаток жизни среди мягких стен, а какая-нибудь дурочка, знания и опыт которой рядом не лежали с твоими, будет приносить тебе пудинг, напичканный успокоительным... Кстати, палаты, как ты понимаешь, у нас будут разные, так что поговорить ты сможешь только с каким-нибудь выжившим из ума соседом... Но, зато, ты сможешь с гордостью говорить, что не убийца! Заманчиво звучит, правда?
- Замолчи. Джен, прошу тебя, хватит!
Дьявол, как точно она описала его будущее! Уж лучше бы, и правда, смертный приговор... Да только его на Земле уж сколько лет почти никому не выносят... Тут же гуманизм, мать его, развитое общество!..
И, если быть честным до конца, он ведь совершал вещи похуже убийства.
Джен не понять, для нее все это просто цифры на бумаге... Но он-то видел человека, которого они вместе обрекли на нечто гораздо худшее, чем смерть. Хорошо ей... Она может спокойно засыпать все эти годы. Ей не снятся доверчивые голубые глаза годовалого ребенка. Наука требует жертв?.. Но Джеймсу Кирку плевать было на науку! Черт возьми, он просто хотел домой! Чего еще может хотеть маленький ребенок, которого вытащили из привычного мира и засунули в этот ад?!..
Да, наверно, убийство, по сравнению с этим поступком, уже не должно казаться чем-то ужасным... В собственных глазах Коулману падать некуда.
- Хорошо, - убито выдохнул он, подходя к двери.
- И постарайся, чтобы тело не нашли! - бросила вдогонку Дженис.

***

Ухура не сразу поняла, что случилось, когда произошло обрушение. Это был ее первый день в патруле, и откуда ей было знать, может, то, что происходит, это нормально? Может, здесь, за Периметром, всегда так?..
С диким грохотом пустующие дома заброшенного сектора оседали на землю грудой обломков. В плотном облаке поднявшейся пыли сложно было что-то разобрать. Если бы не светоотражающие нашивки на форме, она бы даже не смогла разглядеть очертания других патрульных. Естественно, и Джейсон, и О'Коннор были гораздо опытней нее, и она ждала от них распоряжений. Однако их не последовало. Джейсон, командир их звена, хрипя, корчился на земле. Один из обломков раздробил ему череп. Не жилец, это ясно. Тащить его с собой смысла нет. А убираться надо, потому что конструкции продолжали рушиться.
Нийота в последний момент заметила летящий прямо на нее кусок ацеита. Девушка попыталась отстраниться, но что-то ее удержало. И только когда обломок с силой обрушился на нее, задев ключицу и распоров бицепс, Ухура поняла, что случилось. О'Коннор закрылся ей, как щитом, не желая самому угодить под удар.
Ублюдок. Хотя чего она ожидала? Сама ведь на его месте сделала бы то же самое...
В любом случае, пусть потом не удивляется, когда обнаружит у себя в постели марсианского тарантула... Но пока он нужен живым, потому что одной ей отсюда не выбраться...
Они бежали, все дальше удаляясь от границы Восьмой зоны. Кровь толчками вытекала из разорванных мышц. Ухура понимала, что долго не продержится, но еще очевидней было то, что попробуй она остановиться, и О'Коннор уйдет без нее. А одна здесь Нийота не протянет и часа. Как новобранцу, ей не полагалось нормальной аппаратуры. Она даже не сможет сориентироваться на местности. Да и заряда в фазере почти нет...
А за спиной все еще слышен был грохот падающих конструкций... Ну, еще пара метров... И еще пара...
А дьявол!.. Голова закружилась, и Ухура не удержалась на ногах. Она попыталась ползти, но и это давалось с трудом. Перед глазами темнело. Последнее, что удалось разглядеть, это светоотражающие полоски на форме удаляющегося сослуживца...
Глава 4

МакКой устало откинулся в кресле перед компьютером. Он уже не знал, как относиться к данным, которые устройство любезно выводило на монитор. То ли закопать свой медицинский диплом вместе со всеми степенями, то ли поверить в невозможное.
Что там та несчастная орионская оспа?!.. Да Джеймс Кирк весь, как выяснилось, состоит из сплошных аномалий! Леонард уже в восьмой раз просмотрел его биографию, ознакомился со всеми записями, сделанными при рождении... Ну не могут такие особенности сформироваться у человека, выросшего на Земле! Один иммунитет к воздействию ядерной радиации чего стоит! Доктор поднял медкарты родителей, бабушек, дедушек... Ничего, что могло бы дать такие предпосылки, там не было даже близко.
А в каких, черт возьми, условиях такое могло сформироваться?!
МакКой принялся терзать и без того измученную за эти несколько часов клавиатуру, рассчитывая необходимые данные.
То, что потихоньку начинало вырисовываться, больше напоминало преисподнюю, чем любую из известных доктору обитаемых планет. Да нет, бред, конечно, едва ли во всей галактике найдется такая дыра.
Но, если бы она все-таки нашлась, это могло бы хоть что-то прояснить...
Леонард машинально поднес к губам давно опустевшую чашку. Нет, однозначно, либо он ни черта не смыслит в физиологии землян, либо Джеймс Т. имеет к землянам весьма косвенное отношение.
Чушь какая-то!
Он сжал ладонями гудящие виски и, досчитав до десяти, снова уткнулся в монитор. Стук в дверь заставил его вздрогнуть.
Ну кого там принесло?!
- Леонард? - в кабинет зашел человек, в котором МакКой не сразу узнал бывшего коллегу. Несколько лет назад им с доктором Коулманом довелось работать вместе над одним проектом. Тот был весьма толковым психофизиологом и относительно пристойным врачом... Друзьями они не стали, но отношения сохранили вполне нормальные. Что, кстати, при леонардовским характере было не таким уж частым явлением...
Коулман здорово постарел за те несколько лет, что они не виделись, выглядел уставшим, почти изможденным. Бедняга, это его работа так доконала?.. Хотя, если сам Леонард продолжит в том же духе, его непременно постигнет та же участь...
- О, заходи! Давно не виделись! - кивнул он, протягивая гостю руку. Тот как-то неуверенно ее пожал.
- Я не вовремя? Отвлек от чего-то?
- Да нет, все в порядке, - отмахнулся хозяин кабинета, отключая экран. Не хотелось бы, чтобы это безобразие кто-то увидел раньше времени... - Мне как раз очень нужно было отвлечься. Потому что еще с часик, и я б свихнулся... - пробормотал он.
- А... что случилось? - да что с ним такое? Откуда этот затравленный взгляд?..
- Присаживайся, чего стоим-то? Похоже, у тебя у самого что-то стряслось? Давай, выкладывай!
Коулман смотрел в пол, придвинутый стул он, кажется, вовсе не заметил. Потом судорожно вздохнул, словно на что-то решаясь.
- А знаешь, ты прав, стряслось. Только это тяжело будет объяснить. Ты... ты должен это видеть. Пойдем, много времени не займу! Пожалуйста, пошли, это действительно важно...
Леонард удивленно посмотрел на коллегу, но спорить не стал. В конце концов, за те полгода, что они работали вместе, Коулман никогда ни о чем его не просил...
- Сейчас, только технику выключу...

***

Ах черт, это же так просто! МакКой не понимает, во что влез, он не ожидает никакого подвоха! Даже не спросил ни о чем, просто сел в машину Коулмана... Что может быть легче, чем отвезти его куда-нибудь, где нет лишних глаз, и просто нажать на спуск?!
Коулман искоса поглядывал на задумчивое лицо пассажира и уже понимал...
Не сможет.
Какими бы ни были последствия его слабости, как бы ни пришлось жалеть о ней... Не сможет и все. Духу не хватит.
Он почти уже готов был остановить машину, придумать какое-то объяснение своему странному поведению и умчаться отсюда ко всем чертям. Не разбирая дороги. Куда угодно, лишь бы больше никогда не видеть этого проклятого сочувствия в темных глазах человека, которого пришел убивать.
А потом его словно током ударило. Решение проблемы пришло само собой.
Ему не нужна смерть Леонарда МакКоя. Ему нужно только его молчание... Нужно, чтобы никто в галактике не докопался до правды...
И он знал, что делать.
Охрану с опечатанного транспортатора сняли почти десять лет назад. Да, объект был надежно замаскирован... Но уж Коулман-то отлично помнил, как его найти...
И рад бы забыть, да где там?..
Когда МакКой поймет, что что-то не так, его уже будет окружать совсем другая вселенная... Мир, в котором ему придется прожить остаток своей жизни. Вряд ли он протянет там долго. Скорее всего, его прикончат в ближайшие часы...
Но это сделает не Коулман...
Потому что он не убийца.

***

Джим обессиленно опустился рядом с ней и позволил себе зарыться носом в густые рыжие пряди. Странное дело, вроде, это отнюдь не первый раз в его жизни, но почему-то никогда раньше ему не было так хорошо с женщиной... Может, это оттого, что он впервые был собой? Не пытался казаться тем злобным уродом, чью маску был вынужден носить постоянно? Или из-за ее слов о том, что она больше всего в жизни хотела бы увидеть солнце? Или потому, что впервые он занимался этим в подобной обстановке?
Какая разница?..
Джеймс Кирк никогда не позволял себе необдуманных поступков. Не мог позволить... С самого детства его, как и всех, учили многому. Учили выживать в различных условиях, определять опасные зоны, стрелять и уходить от выстрелов. Но лучше всего учили другому... Бояться. Бояться вулканцев, бояться старших по статусу, бояться друг друга. Нельзя поворачиваться к кому-то спиной, нельзя есть пищу, не проверив ее трикодером на наличие яда, нельзя говорить то, что думаешь...
А теперь все границы, все его страхи невольно отступили, и он ничего не мог с этим сделать. Или просто не хотел? Черт, ну неужели человек раз в жизни не может просто позволить себе быть счастливым?! Хоть на эти несколько часов?..
Безумным было абсолютно все. Начиная от того, чтобы снова придти сюда, и заканчивая тем, что последовало после... Но, как Джим ни старался, он не мог заставить себя пожалеть об этом.
Гейла, все еще тяжело дыша, приподнялась на локте, от чего старый диван предупреждающе заскрипел, и заглянула ему в глаза. И впервые в жизни у Кирка не возникло желания отвести взгляд...
Странно это. За разбитым окном идет все тот же кислотный дождь, воют все те же собаки, тускло освещает землю реактор, и все те же вулканцы шастают по космическим просторам... А привычной тяжести где-то под сердцем отчего-то нет.
Что ж... Он понимал, что все это ненадолго, что он не должен был себе всего этого позволять... Тем более так скоро, на второй день, ничего толком не зная о Гейле...
Но, черт возьми, у них осталось всего-то два месяца!
Целых два месяца...

***

Павел остановился и перевел дыхание. Неужели добрался? А ведь и не надеялся уже... Когда шаттл совершил аварийную посадку за Периметром из-за очередной магнитной бури, он думал, что здесь все и закончится. Восемь человек погибли при столкновении с землей, еще четверо попали под обвал, одного разорвало неизвестное Чехову животное... В общем, к Периметру он вышел один.
После того, как вулканцы разнесли его город, вундеркинду из Шестой обитаемой зоны стало нечего там ловить... Половина штаба лежала в развалинах, действия военных почти перестали координироваться, дело шло к анархии.
Ни карьерного роста, ни нормальной службы ему в такой обстановке не светило. А пока там все устаканится, это не один месяц пройдет...
Пришлось рискнуть на перелет до Восьмой зоны. Здесь катастрофически не хватало нормальных кадров, и у Чехова были все шансы получить то, что он хочет: возможность отомстить. Остроухие немало ему задолжали, в одночасье лишив его всего.
Павел еще раз заглянул в сопроводительные документы, проверяя, верно ли он запомнил нужный адрес. Все было правильно, вот эта коробка без окон и есть центральная база Звездного Флота. Отлично. Теперь осталось найти Кристофера Пайка, начальника штаба, и отдать ему предписание.
А потом можно будет позволить себе пару часов отдыха...
Глава 5

Когда машина свернула с широкой дороги на едва заметную просеку, МакКой начал беспокоиться всерьез. Черт, что могло заинтересовать Коулмана в этой дыре?!
- Может, все-таки просветишь, куда мы едем? - не выдержал он.
- Подожди, скоро сам все увидишь, осталось совсем чуть-чуть... - нервно отозвался его спутник. По мере того, как они приближались к цели, он все больше бледнел, пальцы сильнее впивались в руль.
Деревья за окном попадались все чаще, машину начало подкидывать на ухабах. Наконец, дорога окончательно испортилась, да и не цепануть бампером какую-нибудь елку стало почти невозможно.
- Вылезай, придется немного пройтись пешком.
Леонард неохотно выбрался наружу.
- Коулман, что мы тут забыли?
- Пожалуйста, подожди еще двадцать минут! - закуривая, отозвался тот и указал ладонью направление.
Какое-то время шли молча, МакКою все больше начинало казаться, что он зря принял сомнительное предложение бывшего коллеги. Прогулки на природе это, конечно, все замечательно, но, черт, у него вообще-то дела в городе! Он еще и на дюйм не приблизился к решению интересовавшей его загадки. Но вместо того чтобы продолжать исследование показателей Джеймса Кирка, вынужден уже пятый час таскаться неизвестно где. И почему Коулман молчит? Затащил человека в эту глушь, так хоть бы сказал, чего хочет! С другой стороны, может, есть какие-то причины, по которым он пока не может этого сделать?
Твою мать, не многовато ли загадок для одного дня?!
- Послушай, давай-ка ты объяснишь, на кой черт ты меня сюда притащил! Потому что иначе я возвращаюсь в город, - требовательно начал он.
Ответа не последовало. Леонард медленно обернулся, холодея от внезапного предчувствия, и в замешательстве уставился на фазер в руках своего спутника. Твою мать!
- Что происходит? Какого хрена ты творишь?! - голос прозвучал как-то хрипло и сдавленно, хотя МакКой старался говорить спокойно.
- Прости. Я не хотел, - вместо ответа прошептал Коулман.
Не хотел?! Не хотел, мать твою, значит?!
- Так не стреляй, если не хотел, кто тебя заставляет?!
- Ты не понимаешь!
- Так сделай одолжение, объясни! Я не политик, не преступник и не крутой парень из боевика! Я простой сельский врач, на кой хрен затаскивать меня в эту глушь и убивать?!
Коулман дернулся, как от удара.
- Я никого не буду убивать, слышишь?! - истерично взвизгнул он, дергая фазером.
А потом навалилась темнота.
Он лежал на чем-то холодном и жестком, спину что-то неприятно царапало. Чертыхаясь, доктор вытащил из-под себя какой-то обломок и снова развалился на земле. Голова раскалывалась. Твою мать... Сколько он так провалялся, и какого хрена все это вообще происходит с ним?..
Вокруг виднелись полуразрушенные строения и горы обломков. Мир казался каким-то серым, словно выцветшим... Возможно, это последствия оглушения фазером?.. Леонард поискал глазами солнечный диск, пытаясь понять, сколько сейчас времени. Светила он не обнаружил, однако до ночи явно было далеко. Наверно, дело в тучах...
Так, спокойно, надо понять, куда его занесло, и выбираться...
Ремешок медицинской сумки по-прежнему был перекинут через плечо, значит, вещи у него не забрали. Ну что ж, и на том спасибо.
Доктор нашарил нужный пузырек и сунул в рот пару капсул. В голове немного прояснилось, и он рискнул подняться на ноги, снова огляделся.
Все по-прежнему: развалины, тянущиеся до самого горизонта.
Да где он, черт возьми, находится?! Ну не могло же произойти какое-то бедствие за то время, что он был в отключке! Тем более, эти конструкции явно разрушены давно...
Совершенно сбитый с толку, он просканировал трикодером местность и даже выругаться не смог. Самые грязные выражения застряли в горле.
Радиация. Химическое заражение. Опасных бактерий вокруг столько, что это не поддается никакому объяснению. Но, судя по косвенным признакам, масса планеты, состав атмосферы и многие другие показатели пугающе приближены к земным.
Нет. Нет, это не может быть Землей! Ведь не мог же он пропустить чертов апокалипсис!
Леонард схватился за коммуникатор. Эта штука даже в космосе работает, так почему сейчас "нет сети"?! Почему даже в экстренную службу позвонить не получается?!
МакКой обессиленно опустился на землю. Он бывал не в одной экспедиции, и ему доводилось попадать в сложные положения. Не в такие, правда, но все-таки, первое правило любых передряг: "не паниковать"... Черт, а хочется. Нет, серьезно, так страшно ему никогда прежде не было. Когда не знаешь, что происходит, сложно принимать верные решения.
Ладно, сейчас нужно разобраться хоть с частью проблем...
Открыв аптечку, МакКой ввел себе универсальный антидот и несколько специальных. Все это, конечно, не полезно, но от свободных радикалов и прочей дряни защитит на пару лет вперед.
Хотя столько он здесь торчать и не собирался...
Подождав, пока пройдет приступ тошноты, вызванный ударной дозой медикаментов, доктор двинулся туда, где, по его мнению, должен находиться какой-нибудь населенный пункт.

***

Гейла положила перед ним стопку распечаток. Это была их третья встреча в заброшенном доме. Они снова пришли сюда, ни о чем не договариваясь.
- Посмотри, что эти ублюдки устроили к югу от Периметра... - Джим взял фотографии, на них мало что было видно. Ровный слой обломков и полураздавленное человеческое тело в залитой кровью форме имперского патруля... Джим в тех местах не бывал: там посты на каждом шагу, но догадался, что произошло очередное обрушение.
- Думаешь, вулканцы?
- А кто еще? Снова испытывают какую-нибудь дрянь. Скорей бы уже на флот... Как мне не терпится открыть очередь по этим скотам! Уроды...
Джим опустил глаза. Да, он и сам бы был не прочь пострелять остроухих, но... А черт, ну неужели она не понимает, что дело не в них?! Не только в них, по крайней мере... Уверенность Гейлы в том, что, перебив всех вулканцев, человечество достигнет совершенно утопического счастья, пугала Кирка. Впрочем, любые размышления на эту тему лучше держать при себе. Но, черт... Это же Гейла, неужели она не поймет?..
- Знаешь, насчет вулканцев... - осторожно начал Джим.
- Мм? - она подняла глаза от фотографий.
Не зная, как продолжить, Кирк стащил куртку.
- Видишь?
Она посмотрела на рваный шрам, красовавшийся чуть ниже сердца. Гейла, конечно, уже видела его.
- Он старый, мне было лет восемь. В школе на "выживании" закрыл товарища по команде от какой-то разновидности инопланетного варана. Сам не знаю, как так получилось, просто они обычно горло вырывают... А тот парень был меня пониже, эта ящерица на него прыгнула, я и подумал, что если успею вклиниться, то мне она смертельного вреда не причинит. То есть в ту секунду я ни о чем не думал, но это ведь было логично, что ли... Его бы она точно убила, а мне ничего особенного, кровь остановил, и нормально. На меня вся команда так странно косилась почему-то... Но не мог же я не вмешаться, верно?..
Гейла и сама смотрела удивленно, но не перебивала, ожидая продолжения. Может, она, и правда, поймет?..
- А этот видишь? - Кирк показал на другой рубец. Гораздо более ровный, явно нанесенный широким лезвием ножа. Он брал свое начало возле ключицы и спускался к соску. - Последний этап тех соревнований был не групповой, там мог быть только один победитель. Мы с этим парнем сильно оторвались от остальных, до финиша чуть-чуть оставалось. Ну вот он и решил, что если вскроет мне артерию, то потом можно будет списать все на того несчастного варана. Типа, добил из лучших побуждений, когда я уже бился в агонии после укуса ящерицы... Знаешь, вроде ерунда это все, обошлось ведь... Но так почему-то противно было. Только никто из ребят не удивился. Мама тоже сказала, что любой бы на его месте воспользовался случаем. В конце концов, первое место он все-таки получил... - Джим сглотнул подступивший к горлу комок. Воспоминание заставило всколыхнуться давно забытую детскую обиду. - А тот, который сзади под лопаткой, это уже Грэг постарался. И вот этот, на плече, - тоже он...
Кирк замолчал, и орионка тихо спросила:
- А при чем тут вулканцы?..
Джим не смог подавить горький смешок.
- Вот и я себя спрашиваю, при чем тут вулканцы. Нам говорят, что все зло от них, что, если б не остроухиие, мы были бы счастливы... Только знаешь, мы все задерганные ходим, без ножа спать не ложимся, а живого вулканца многие из нас только на ликвидациях и видели. Мне кажется, зеленокровые не худшая проблема. Не с них надо начинать...
Глаза девушки расширились от изумления и ужаса. Она порывисто вскочила на ноги.
- Замолчи! Джим, прошу тебя, замолчи, то, что ты говоришь, - ужасно! Как ты можешь?.. Они же нас всего лишили! Это из-за них мы на улицу спокойно выйти не можем, из-за них все мутации, из-за них у нас даже солнца нет!..
- А думаешь, если б было, то все сразу стало бы прекрасно? Гейла, да что я тебе рассказываю, у тебя у самой вся грудь в следах ожогов! Агонизатор, верно? Скажи, за что тебя? Перепутала что-то на занятиях? Возразила инструктору? Приветствие забыла выполнить? Ну! За что?! Неужели ты не понимаешь, да вулканцы потому и побеждают, что мы друг с другом грыземся... Думаешь, мы от этого сильнее становимся?.. Да пока мы между собой договориться не можем, хрен мы войну выиграем!
- Так что нам, по-твоему, не сопротивляться им?!
- Я же этого не сказал. Я сам на флот пошел, чтобы воевать... Да я все сделаю, чтобы они больше до Земли не добрались! Но только пока все так, как есть, нам действительно не победить...
Гейла провела ладонью по лицу, пытаясь успокоиться. Блик, отбрасываемый свечой, снова скользнул по рыжим волосам.
- Ты говоришь странные вещи.
- Послушай, я ведь не прошу тебя со мной соглашаться, ты просто подумай об этом...
Она растеряно кивнула, потом приблизилась к нему и осторожно провела пальцами по одному из шрамов, поцеловала, встав на цыпочки...
- Давай пока забудем про все это. Здесь нет вулканцев, вообще никого нет, кроме нас... - прошептала орионка, расстегивая куртку и прижимаясь к нему обнаженной грудью.
Ладно, она права, подождут вулканцы...

***

Глаза не хотели открываться, плечо болело так, что трудно было дышать. Из-за слабости, вызванной потерей крови, Нийота едва могла двигаться.
Но это все как раз нормально, после такой травмы иначе быть не могло... Непонятно другое... Почему она вообще жива?! О'Коннор ушел, это точно... Тогда откуда повязка на разорванной мышце? Почему над головой вместо серого неба - обшарпанный потолок какого-то подвала?.. Неужели Джеф за ней все-таки вернулся? Нет, быть не может! Но тогда...
Подавив тошноту, она кое-как приняла сидячее положение. А черт, хреново-то как... Мутный взгляд зацепился за сидящую в дальнем углу фигуру.
- Я бы пока не рекомендовал вам двигаться, - послышался спокойный мужской голос. - Вы перенесли геморрагический шок.
- Я... где я нахожусь?.. Сколько прошло времени?..
- Двадцать шесть часов, одиннадцать минут и шесть секунд с момента, как я вас обнаружил. Исходя из состояния ваших повреждений, это случилось не более, чем через шестнадцать минут после их получения.
Она рассеянно кивнула и тут же об этом пожалела. В глазах потемнело, и Ухура едва не потеряла сознание. Подождав несколько секунд, она вновь попыталась разглядеть собеседника. Голос был незнакомым... Кому могло понадобиться ее вытаскивать? Из-за плавающих перед глазами пятен разглядеть что-то, кроме смутных очертаний, не представлялось возможным.
- Рядом с вами лежит фляга с водой. Я бы посоветовал вам больше пить, это частично компенсирует дефицит жидкости в вашем организме.
Она нашарила пузатую фляжку и залпом выпила половину. Да, так действительно гораздо лучше.
Страшно захотелось спать, но было крайне неразумно позволить себе это, находясь рядом с незнакомцем... Хотя, если будет дергаться, то так и так вырубится... А незнакомец за время, что она провалялась без сознания, не выказал никакого желания причинить ей вред. Видимо, ему от нее что-то нужно. Хотелось бы знать что... Хотя сейчас это не так важно. Если она нужна ему живой, то ей пока ничего не грозит.
Ухура снова откинулась на спину и прикрыла глаза.

@темы: Star Trek, фанфики