19:19 

Три года до звезд часть 2

Три года до звезд
Автор: Рыба ерш
Беты (редакторы): Рейнджер по жизни
Фэндом: Звездный путь, Звездный путь: Перезагрузка (кроссовер)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Джен, Повседневность, Учебные заведения
Описание:
Мне всегда было жаль, что три года в Академии остались за кадром. Хотелось бы, все-таки, посмотреть, что происходило там с "единственным хулиганом-гением Среднего Запада". И откуда взялась его дружба с будущим судовым врачом "Энтерпрайз"? Ну не с того же короткого диалога в шаттле! Или с него? В общем, захотелось представить обычные кадетские будни будущего капитана. Ну, или не совсем обычные. Ведь где Кирк - там всегда найдется место приключениям.
Публикация на других ресурсах:
На здоровье, только предупредите.
Примечания автора:
История, в основном, по фильму 2009, но какие-то отсылки к ТОСу все же планируются.

Абитура. Часть 1.

По всему плацу разносился голос адмирала, многократно усиленный при помощи аппаратуры.
- ...вас всех ждут непростые испытания! Сейчас вас больше четырех тысяч на этой базе, но начнут этот учебный год лишь около пятисот кадетов. Комиссия будет обращать внимание не только на результаты вступительных испытаний, но и на дисциплину. У Академии жесткие критерии отбора, и если вы им не отвечаете, то вам нечего делать на Звездном Флоте!..
Кирк увеличил громкость в наушниках, чтобы очередная пламенная речь не мешала слушать музыку. Сколько же можно, все уже поняли, какой геморрой их ждет, зачем повторяться? Лично он, кроме ежедневной промывки мозгов и бестолкового распорядка дня, пока ничего сложного не увидел. Позади остался профессионально-психологический отбор и медкомиссия, отсеявшие едва ли не половину абитуриентов, но больше ничего серьезного не предвиделось. Осталась физическая подготовка, история Федерации и профильный экзамен. Что тут можно завалить? Ах да, еще особо слабонервные отказывались от поступления, не выдерживая непривычных условий жизни. Как будто не ясно, что суточные наряды, уборка территории и прочая муть только для этого и делаются. Нужно продержаться всего один месяц, и дальше будет куда веселее. Кирк был уверен, что если понадобится, то месяц он может простоять на голове, чего уж говорить о том, чтобы пережить этот детский сад...
- Абитуриент! Ваша фамилия? - Джим не сразу понял, что обращаются к нему.
- Абитуриент Кирк, сэр, - отрапортовал Джим, отрывая наушник от уха.
- Вы совсем обнаглели?! - адмирал, казалось, сейчас задохнется от возмущения. Кирк пожал плечами и сунул наушник обратно, разговор получался не информативный. Новый альбом группы "Космические рептилоиды" нравился ему куда больше.
- Сдайте плеер дежурному и идите в расположение. О мерах взыскания, которые будут к вам применены, вас проинформирует старшина!
Кирк улыбнулся изумленному строю и, шутливо отсалютовав двумя пальцами, двинулся в сторону казармы.
Ну, по крайней мере, он избавлен от необходимости дальше слушать эту ахинею. Он уже подходил к своему корпусу, когда его окликнули. Обернувшись, Джим увидел Пайка, приехавшего в Академию по каким-то своим делам.
- Ну здравствуй. И как тебе тут?
- Ну, не курорт, но жить можно, - пожал плечами Кирк.
- Слышал, у тебя пока по всем тестам - высший балл?
- А вы сомневались? - поднял брови абитуриент.
- Да нет, в общем. А еще у тебя восемь выговоров. И в этом я тоже не сомневался, - Пайк укоризненно посмотрел на юношу.
- Восемь? Да не, думаю, уже девять, - вежливо поправил тот.
- Джим, ты понимаешь, что если будешь дальше относиться к поступлению так легкомысленно, то никогда не окажешься в космосе?
- А что, в космосе место только этим деревянным солдатикам, которых здесь полный плац? Я отвечаю всем требованиям, экзамены я сдам лучше их всех, можете быть уверены. Но если кто-то хочет, чтобы я восторженно внимал агитационным бредням, - увольте. Я уж как-нибудь воздержусь.
Капитан грустно покачал головой.
- Джим, то, что ты талантлив, не значит, что ты можешь плевать на устав. Если все-таки попадешь на звездолет, поймешь, что без дисциплины там не выжить.
- Ооо нет! Я смотался с построения, но мне и здесь норовят прочитать пару нотаций!
- Я тебя не держу, можешь идти, - разрешил Пайк и, когда Кирк уже был далеко, тихо добавил:
- Только без умения вовремя эту дисциплину нарушить в космосе тоже нечего делать...

***

Когда прозвучало долгожданное "разойдись", МакКой уже почти завидовал Кирку. Боже, неужели, все это не сон, и он, взрослый человек, должен участвовать в этой клоунаде?! Прошло меньше недели, а он уже окончательно озверел. Раздражало решительно все: лицемерные слова адмиралов, хренов устав, запрет на алкоголь, толпа восторженных детей вокруг, многим из которых все это нравилось... Но больше всего раздражал Кирк. Нахальный и сверх меры удачливый мальчишка вел себя так, как никто другой в жизни бы не рискнул. Он наведывался в женскую казарму, просыпал подъем, хамил офицерам, но ничего за это не получал, в то время, как других выгоняли и за меньшее. Возможно, дело было в его талантах, но циничный МакКой склонялся к мысли, что у парня просто есть неплохие связи. Папаша где-нибудь в адмиралтействе или еще что-нибудь в этом духе. Блатных тут было немало. Вот и сегодня, на плацу, Кирк подтвердил его подозрения. Лен уже не сомневался, что ничего, кроме очередного выговора, мальчишке за это не светит. Он будет продолжать ослеплять этот мир своей белозубой улыбкой и плевать на все вокруг. Раз-дра-жа-ет! Ладно, дело было не в парне, а в самом МакКое. Дело в том, что сегодня его бесило решительно все. Просто сегодня был день рождения его дочери. Ей исполнялось четыре года. Наверное, сегодня она спросит мать, почему не пришел папа. Мириам что-нибудь сочинит про его большую занятость, командировки, еще что-нибудь. Может, на следующий год она снова спросит о нем... А потом? Потом она перестанет спрашивать, и помнить тоже перестанет, и скучать по нему... А он не сможет перестать скучать по дочери. Черт, да катись все на хрен! Леонард достал предусмотрительно спрятанную флягу с саурианским бренди и залпом выпил половину. Пусть хренов устав идет по адресу!
- Абитуриент МакКой! - черт, ну конечно, по закону подлости, старшина Робинсон оказался рядом и видел его манипуляции. Ну что ж, пусть и старшина тоже идет по адресу!
- Так как это ваше первое предупреждение, вы получаете один наряд на уборку территории, - ровным голосом проинформировал Робинсон.
Мысленно проклиная все, что только можно, Лен опустил швабру в ведро. Идиотский Флот с их идиотскими воспитательными мерами! Хренов каменный век! Да для уборки давно существуют роботы, так на кой черт весь этот цирк! Он доктор, без пяти минут кандидат наук, некоторые его исследования публиковались даже на Андоре, почему он должен...
- О, а я думал, ты доктор, а не уборщица! - послышался за спиной знакомый насмешливый голос.
- Тебе тут чего? - зло рявкнул МакКой.
Голубые глаза Кирка смотрели весело и совсем не враждебно. При всей своей наглости, этот парень был удивительно необидчив, а его улыбка - для многих заразительна. Но только не для МакКоя и только не сегодня.
- Да мне ничего, - развел руками Джим. - Если хочешь убираться за нас обоих, я не против. А вообще, меня тоже сюда отправили. Все-таки десятый выговор, юбилейный, можно сказать! Отметим?
- Иди на хрен. Возьми швабру и заткнись.
- Ай, ладно тебе, ну чего ты всегда такой мрачный? Можно я придумаю тебе какое-нибудь не менее мрачное прозвище? Ну, скажем, потрошитель? Нет, потрошитель это глупо. Лучше Боунз. Представляешь, как будет круто: твое лицо на черном фоне, под ним скрещенные кости и девиз "Жизнь - это риск и болезнь во мраке и тишине"! Зловеще, верно?
- Только попробуй, - Лен, не оборачиваясь, принялся оттирать какое-то пятно на полу. Он с утра испытывал потребность на ком-нибудь сорваться, и Кирк подходил для этого просто идеально. Но, если МакКой сегодня еще и набьет кому-то рожу, об Академии можно будет забыть. И тогда бежать от себя станет совсем некуда. Да и физподготовку завтра сдавать, не хотелось бы, чтоб что-то болело...
- Брось, ты что, серьезно собираешься драить полы? - изумился Кирк.
- А у тебя есть другие идеи?
- Конечно, есть. Чем махать шваброй, не лучше ли головой подумать?
- Ну и?
- Что и? Ну смотри, - мальчишка принялся загибать пальцы. - Можно украсть на складе небольшой лазерный заряд и взорвать его здесь. Уверяю, пыли не останется. Можно перепрограммировать одного из андроидов Академии. Можно...
- Закройся и бери швабру.
Кирк скрестил руки на груди и уселся на перевернутое пустое ведро.
- Не, не охота. Это же ты, а не я не хочешь замутить что-нибудь поинтересней.
МакКой, который никогда не славился чрезмерной терпеливостью к придуркам, начал закипать.
- Слушай, я понимаю, что тебе с твоим папашей все сойдет с рук, но я в твоих играх участвовать не буду! - резко бросил он. Лицо Кирка вдруг изменилось почти до неузнаваемости. Улыбка из добродушной стала какой-то хищной.
- А причем здесь мой отец? - опасным шепотом спросил он.
Может, Лен и не горел желанием связываться с сынком адмиралтейской шишки, но брать свои слова назад не собирался.
- Ну а тебе, скажешь, не за него все прощают?
Он едва успел заметить, как кулак Кирка метнулся ему навстречу.
"А ведь меня посадят..." - мелькнула неутешительная мысль. Но ему уже было плевать. Бросив чертову швабру, он замахнулся для ответного удара.
Абитура. Часть 2.

Джим дрался часто, нет, скорее - постоянно. Иногда побеждал, иногда - нет, получал травмы или не получал... Иногда приходилось выходить одному против нескольких противников. Черт, да даже с девчонкой однажды довелось подраться! Правда, она была чемпионкой системы по тяжелой атлетике... Короче, всякое бывало. Кроме одного: никогда Джим Кирк не начинал драку первым. И вот этот мрачный хмырь сумел-таки задеть его за живое так, что он забыл все свои принципы. Значит, он считает, что Джима терпят здесь только из-за отца-героя, пожертвовавшего собой в день его рождения... А сам Джим, по его мнению, кто? Пустое место? И откуда он только про Джорджа Кирка узнал, эту историю особо не афишировали... И, что еще хуже, а если он прав?! Если Пайк в память о его отце надавил на комиссию?! Тогда дело не в его собственных блестящих результатах... Тогда... Тогда он сам откажется от поступления. Чего-чего, а ничьих подачек ему не нужно. Новый удар МакКоя пришелся в лицо. Ни хрена себе у него левый боковой! А еще доктор... Джим пробил подсечку и ушел в сторону. Все-таки Кирк был гораздо быстрее, но вот в весе сильно уступал, так что больше под кулак МакКоя предпочел бы не попадать... Джим метнул под ноги наступающему противнику подвернувшийся стул, потом, оказавшись рядом, ударил под дых. Доктор согнулся пополам, и Кирк снов ушел с линии атаки, вернее - попытался. Поскользнувшись на мыльной воде из опрокинутого ведра, он неловко завалился на спину и с размаху приложился головой обо что-то совсем не мягкое.
На секунду перед глазами потемнело, но сознания Кирк не потерял. Из легкого оцепенения его вывела очень грязная ругань и прикосновение чьих-то пальцев к его гудящей черепушке. Ах да, точно, МакКой...
- Твою мать, да не дергайся ты! - Леонард осторожно извлек из-под головы Кирка железный совок, явно представлявший собой музейную ценность, как и весь прочий уборочный инвентарь. Кирк обвел затуманенным взглядом помещение и повторил все раннее озвученные МакКоем ругательства почти слово в слово. Все, что можно было разбить или сломать, было разбито и сломано. Пол был залит грязной пеной, кровью и усыпан кусками штукатурки. Мда... Убрали территорию.
- Так, вставай осторожно, тебе надо в лазарет, - у МакКоя был разбит нос, и поэтому он жестоко гнусавил.
- Какой лазарет, ты свихнулся? - изумился Кирк. - Нас тогда обоих выгонят! Тем более, завтра физру сдавать...
- Какая на хрен физра? У тебя сотрясение, придурок.
- Ай, да расслабься ты! Не первое, не последнее. Давай лучше решим, как тут прибраться, - отмахнулся Джим, кое-как принимая вертикальное положение.
- Оно и заметно. Трясти-то уже нечего...
- Не ворчи. Ты же у нас доктор, вот и дай что-нибудь от головы. А я все-таки перепрограммирую какого-нибудь андроида, потому что сами мы этот бедлам точно не уберем. Сколько у нас времени до того, как народ со строевой подтянется?
- Часа полтора. Черт, да ты можешь не крутиться?! - МакКой уже вовсю водил у него перед лицом какой-то пищащей штуковиной. Похоже, с аптечкой он вообще не расстается. Ну еще бы, вот грянет нашествие новарских грязеблох, нужно быть во всеоружии... Кирк дернулся от прикосновения гипошприца, заработав еще один испепеляющий взгляд от доктора, но потом стало легче. В голове перестало маршировать стадо клингонов, боль в разбитой скуле унялась. МакКой еще немного поколдовал над ним, потом отстранился.
- Голова кружится?
- Не, не кружится. Пошли, времени мало. В дальней подсобке точно старые роботы есть, я видел.
МакКой посмотрел на него долгим сердитым взглядом, потом махнул рукой.
- Поверить не могу, что ты меня в это втянул! - недовольно прошипел он, но двинулся вслед за Джимом.

***

Вот черт, надо бы держаться от этого придурка подальше, он, походу, заразный! Лен сам обалдел от того, что они собирались сделать. Все-таки вскрыть опечатанное помещение, свистнуть там робота, перепрограммировать и вернуть на место - это звучало, как хреновый анекдот. Но, странное дело, в компании Джима Кирка и это казалось возможным.
- Имей в виду, там еще один вход есть, с улицы, - предупредил МакКой.
- Да забудь ты про вход, кому тут что-то может понадобиться? - отмахнулся Кирк, сосредоточенно ковыряясь проволокой в допотопном замке. - О, готово, заходи.
Они протиснулись в помещение, тут было темно, и МакКой активировал медицинский фонарик. Света от него было не много, но лучше, чем ничего. Подсобка оказалась забита всяким хламом по самый потолок. Несколько антропоморфных роботов обнаружились у дальней стены.
- Чур, берем вот этого! - обрадовался мальчишка.
- А почему этого? - только и смог спросить МакКой, хотя ему-то, в общем, было наплевать.
- Как? Ты что, не видишь?! У нее же четвертый размер груди! Мне нравится.
- Да ну на хрен. От баб одни проблемы, - отозвался Лен. - От них и от тебя. Ладно, бери уже любого, активируй, и пошли отсюда.
Тут со стороны второго входа раздались шаги.
- Твою мать, я же говорил! - прошипел Маккой. Покинуть подсобку они не успевали, он быстро погасил фонарь и отступил в угол, пихнув туда же Кирка.
Человек вошел в помещение и сразу закрыл за собой дверь. В темноте разглядеть его было невозможно, но вот щелкнул коммуникатор, и МакКой сразу узнал голос старшины Робинсона.
- Партия фазеров для Академии должна быть доставлена через семьдесят два часа из лаборатории на Сатурне. Вы сможете их перехватить, когда они минуют орбиту Марса. На корабле стоят только лазерные пушки. Все, отбой, - торопливо проговорил он.
Твою мать! Нет, ну твою ж мать!.. Чертов Кирк с его авантюрами, чертов старшина с его чертовыми фазерами! Во что они впутались! На секунду Леонарду показалось, что Робисон их заметит, но тот прошел мимо и, открыв дверь, покинул подсобку.
- Ну и что теперь делать, умник? - первым заговорил МакКой, когда они выбрались наружу.
- Как что? - Джим удивленно захлопал своими пронзительно-голубыми глазами. - Сначала разбираемся с андроидом, потом сообщаем адмиралу про темные делишки Робинсона.
Лен закатил глаза.
- Отличный план, гений. Только как ты объяснишь адмиралу, какого хрена мы делали в запертом помещении?!
- Хм. Я об этом еще не думал, - признало это чудо. - Ладно, хорош занудствовать, давай решать проблемы по мере поступления.
Уже минут через пятнадцать, стараниями Джима, перед ними стоял вполне рабочий робот.
- И как мы вернем ее на место, когда она закончит с уборкой? - поинтересовался Лен.
- Расслабься и получай удовольствие от общества дамы, - подмигнул тот. - Она сама себя вернет и все следы взлома ликвидирует.
- Она это может?!
- Конечно, она ведь умница. Верно, Синти, ты же сможешь?
- Я выполню любой приказ Джеймса Т. Кирка, самого сексуального мужчины в галактике, - ровным голосом доложила андроид.
- Что?! Ты запрограммировал ее говорить эту чушь?! - не поверил МакКой своим ушам.
Кирк расплылся в довольной улыбке.
- Вовсе не чушь. Просто у дамы хороший вкус!
- Ладно, хрен с тобой, пусть несет эту ахинею, лишь бы казарму убрала. Ну что, раз она справится без нас, то пошли к адмиралу? Ты уже придумал, что ему сказать?
Кирк неожиданно смутился.
- Да ты знаешь, посиди тут. Я доложу.
- Да ну? И тебе скажут "спасибо" за информацию, но вышибут за взлом служебного помещения!
- Не вышибут. Ты сам говорил, что мне все сходит с рук! Папа отмажет, - как-то сразу погрустнел парень.
- Уверен? - скептически прищурился МакКой.
- А то! - голубые глаза смотрели так честно, что Леонард понял: Джим врет. Ни в чем он не уверен, но хрен знает, из каких соображений решил подставиться.
- Ну-ну... - пожал плечами доктор, и Кирк тут же умчался.
В конце-то концов, ему что за дело! Этот парень страшно действует ему на нервы, почему он должен о нем беспокоиться?.. А черт! Может, Джим Кирк и редкий отморозок, но он создан для Звездного Флота! Он, а не МакКой. И занимать его место Леонард не мог. Решение было принято мгновенно. Опередить этого придурка и первым успеть к адмиралу. А там будь что будет! Что за идиотизм на него сегодня напал? Нет, Кирк точно заразный, сволочь!
Ругаясь вполголоса, Лен выбежал из казармы.
Абитура. Часть 3.

Адмирала на месте не оказалось, Джиму сказали, что тот на совещании. Кирку, в общем-то, ничего не стоило вломиться прямо в селекторный зал, о чем он уже и подумывал, но по дороге до главного корпуса увидел знакомую фигуру. Отличный момент, чтобы задать Пайку интересовавший его вопрос!
- Капитан! - окликнул он, подходя ближе.
- Смотрю, ты даже звание мое выучил... - усмехнулся тот.
- Я должен знать: это правда, что из-за моего отца вы просили за меня приемную комиссию? - отчеканил Кирк. Если Пайк подтвердит эту догадку, он сегодня же покинет Академию... Черт, а делать-то этого совсем не хочется, он только начал входить во вкус.
Капитан посмотрел на него удивленно и как-то даже укоризненно.
- За кого же ты меня принимаешь?
- Вы не ответили, - упрямо настаивал Джим.
- Нет, конечно. Я не оскорбил бы так память Джорджа.
Под этим спокойным взглядом Кирк почувствовал себя смущенным. Наверно, впервые в жизни.
- Я... ну, то есть, меня здесь держат не потому что?..
- Веришь, я и сам понятия не имею, почему Комак и остальные тебя еще терпят. Может, видят в тебе потенциал, хотят дать шанс. Я их понимаю, но, поверь, если ты продолжишь вести себя в том же духе - в Академию ты не поступишь. Я хорошо знаю адмирала, еще одна сравнительно серьезная выходка, и его терпение иссякнет.
Счастливая улыбка заняла привычное место на лице абитуриента. Значит, МакКой ошибся. Значит, можно не уходить.
Черт, хотя чего ему уходить, если его за сегодняшние подвиги и так выгонят, как только он признается. Но признаться придется. Потому что на кону стоят жизни целого экипажа, а это важнее, чем карьера одного-единственного раздолбая!
- Ты еще что-то хочешь сказать? - подбодрил капитан.
- Да, - решительно кивнул Кирк. Будет лучше, если вначале обо всем узнает Пайк...
Он открыл рот, но сказать ничего больше не успел, потому что откуда-то из-за живой изгороди появился Боунз. Трудно поверить, но, похоже, доктор выглядел еще мрачнее, чем обычно.
- Капитан, разрешите обратиться, абитуриент Маккой, - выпалил он скороговоркой.
Офицер смерил того удивленным взглядом. Действительно, выглядел мужчина весьма колоритно. Кровь из носа у него уже не шла, зато ее следы остались на воротнике помятой куртки, вместе с побелкой и грязными разводами, а неповторимая прическа доктора отчетливо намекала на то, что он, как минимум, совал пальцы в розетку.
Не дожидаясь ответа, МакКой коротко изложил всю историю, ничего не умалчивая, кроме участия во всем этом безобразии Джима. Кирк попытался вставить хоть слово, но это оказалось не так-то просто. Пайк слушал молча, только лицо его все больше мрачнело.
- Абитуриент, вы понимаете, что только что обвинили старшего по званию в измене?
Кирк снова попробовал вклиниться, но МакКой бесцеремонно прервал эту попытку.
- Послушайте, мое дело доложить об услышанном. Вы что считаете, что я это от скуки сочинил?!
- У вас есть какие-то доказательства, которые можно предоставить адмиралу? - уточнил Пайк, явно не надеясь на утвердительный ответ. Черт, а в самом деле, с чего они взяли, что кто-то поверит в их историю? Пайка-то они, может, и убедят, но адмирал Комак вполне может послать их куда подальше!
- Могу поклясться здоровьем бабушки! - вспылил Боунз, чьи нервы давно были на пределе.
- Поймите меня правильно, старшина Робинсон зарекомендовал себя, как добросовестный и надежный сотрудник. Кто-то может подтвердить ваши слова?
- Нет!
- Да!
Они сказали это одновременно. Боунс сделал страшные глаза и попробовал незаметно ткнуть Джима в бок, но тот, проигнорировав это, отступил в сторону.
- Я могу подтвердить слова абитуриента МакКоя, - повторил Кирк.
- Так, идемте. Я позову адмирала Комака. Надеюсь, я оторву его от дел не зря, - вздохнул Пайк.
Адмирал выслушал их короткий рассказ и с сомнением посмотрел на Пайка.
- Ладно, допустим, эти двое не врут. Но не слишком ли странно, что им удалось подслушать этот разговор?
- Ничего странного, - пожал плечами капитан. - Есть люди, у которых талант оказываться в центре событий.
Комак оценивающе глянул на молчавших новобранцев. Кирку все это решительно переставало нравиться, и он решил, что и так слишком долго не брал инициативу в свои руки.
- А почему бы вам просто не усилить защиту корабля? Если они будут готовы к нападению, то риск будет вполне оправдан! Если в оговоренном квадранте их действительно атакуют, значит, Робинсон предатель, и вы узнаете, на кого он работает! - поинтересовался он, в упор глядя на адмирала.
- Абитуриент, не учите меня работать! - отрезал Комак. - Значит так, сейчас подпишете бумагу о неразглашении. И ты, Кристофер, тоже. Если Робинсон действительно докладывает кому-то секретную информацию, то пока он не должен ничего подозревать. Но если нет, то простым отчислением вы не ограничитесь. Пойдете под трибунал за клевету и дезинформацию офицеров Звездного Флота. Это ясно?
Отлично! Если они врут, значит, пойдут под трибунал, а если говорят правду, то что? Интересно, даст им кто-нибудь медаль за разоблачение опасного шпиона? Ой вряд ли. Кирку награды были, в общем-то, на фиг не нужны, но как они нравятся девушкам! Впрочем, спорить Джим не стал. Спасибо и на том, что Комак не стал задавать лишних вопросов, очевидно сочтя их не существенными.
Похоже, действие лекарств подошло к концу, потому что голова опять начинала кружиться. Когда они, наконец, покинули главный корпус, Кирк мечтал только о том, чтобы добраться до кровати. Вот черт, завтра же физру сдавать, а он себя чувствует, как с бодуна. Хотя вряд ли это сможет помешать Джиму обставить других абитуриентов...
По дороге до казармы Кирк заметил, что МакКой старательно избегает смотреть в его сторону. Странный он, нормальный вроде парень, но его не поймешь. И чем Кирк ему так не угодил? Он с удивлением понял, что его это задевает. С чего бы? Ладно, он и сам не горел желанием слушать о блохах, так что если Боунс все еще дуется на него, то на здоровье!

***

Маккой не знал, куда деть глаза. После того, как он случайно услышал разговор Кирка с капитаном Пайком, он вообще не знал, как себя вести. "Это правда, что вы из-за моего отца просили за меня приемную комиссию?" "Я не оскорбил бы так память Джорджа..." Вот же черт! Теперь ясно, почему Джим сорвался, когда Леонард сказал про влиятельного папашу. И кто его за язык тянул?! Странно, раньше МакКой не подозревал у себя наличие такого органа, как совесть, но сейчас ему было действительно стыдно. Так, все, Кирк плохо на него влияет. И вообще, этот придурок отбил ему печень и рожу разбил! Так что они, можно считать, в расчете...
На вечерней поверке МакКой очень старался не смотреть на Робинсона и заныкаться где-нибудь в задней шеренге, что само по себе вызывало подозрения. Однако старшина истолковал все по-своему.
- Абитуриент! Да, вы! Что с лицом?
МакКой, уже успевший забыть про свой непрезентабельный внешний вид, замялся. Очень хотелось ответить что-нибудь в духе: "Вот только перед врагами Федерации я еще не отчитывался!", но адмирал прав, нельзя, чтобы Робинсон что-то заподозрил раньше времени. Пауза длилась слишком долго, и, естественно, Кирк не мог не встрять.
- Он поскользнулся, когда мыл пол, сэр!
- Да? А у вас тогда откуда синяк на скуле? Тоже поскользнулись? - вскинул брови старшина.
- Ага! - охотно закивал тот. - Понимаете, я поскользнулся первым. А МакКой попробовал меня удержать. Но не смог, так как у него руки слабые.
Руки, значит?! Вот зараза, видно, слабо Лен ему по физиономии съездил! Надо будет как-нибудь при случае повторить... Хотя, если быть честным, не поскользнись Кирк и не расшиби свою дурную бошку, МакКоя бы он, наверно, уделал...
К счастью, допытываться дальше Робинсон не стал. Сделал обоим замечание за неопрятный внешний вид и, объявив время завтрашнего экзамена, распустил строй.
Несмотря на зверскую усталость, уснуть не получалось. В голову лезла всякая ерунда про шпионов, адмиралов и голубоглазых придурков. Он вдруг со всей ясностью понял, почему Кирку все сходит с рук. Да просто на эту обаятельную сволочь с заразительной улыбкой невозможно всерьез злиться. И неважно, кто ты, простой врач, потерявший все, что только мог, или начальник Академии Звездного Флота... Но держаться от него стоит подальше. Потому что тех неприятностей, которые притягивает к себе Кирк, с головой хватает и тем, кто случайно оказался рядом. Черт, да это просто чудо, что сегодня их обоих не выгнали отсюда! Нет уж, если Джиму так нравится лезть не в свои дела, то пожалуйста! Но Леонард в этом участвовать не станет...
За этими размышлениями МакКой все же уснул. Странно, но впервые за последнее время ему не снилась жена.
Абитура. Часть 4.

Ха, ну и что там МакКой говорил про сотрясение? Да чтоб ему, Джиму Кирку, такая мелочь помешала? Вот еще! Первый норматив, а именно комплекс силовых упражнений, он сдал без малейших трудностей. Теперь остался бег на пять километров и стометровка. Короче, дело за малым.
Бежать было не трудно, ну разве что голова немного гудела, но уж это-то дело привычное. Вначале Кирк, как и положено, бежал первым в своей группе, но где-то на последнем круге вперед вдруг вырвался какой-то узкоглазый парень. Нет уж, так дело не пойдет! Джим поднажал - дистанция между ними почему-то упорно не хотела сокращаться... Кирк еще больше взвинтил темп, но результат не изменился. Да что за черт?! Финишная черта уже маячила перед глазами... Нет, это невозможно, так не бывает!..
Впервые в жизни Джим в чем-то оказался вторым. Нет, дело, конечно, в сотрясении, Боунз был прав. Если бы не оно, он бы точно был лидером, но... Черт, тут не Айова. И для того, чтобы побеждать, оказывается, мало просто быть Джеймсом Кирком. Нужно что-то еще. Хм, для него это стало серьезным откровением... Ладно же, это только начало, он еще успеет показать этому парню, кто тут самый-самый!
Стометровку сдавали парами, Джим оказался вместе с незнакомым ему здоровенным бугаем, которого оставил далеко позади. Это немного успокоило задетое самолюбие, но неприятный привкус поражения никуда не делся. Кирк весь извертелся, стоя в строю и дожидаясь объявления результатов. Наконец перед замершими абитуриентами вышел Робинсон с паддом в руках.
- Итак, поздравляю всех с завершением очередного экзамена. Сейчас я буду зачитывать фамилии и набранное количество очков. Проходной балл начинается с двухсот десяти из возможных трехсот. Те абитуриенты, чьи результаты не соответствуют этому требованию, после построения могут быть свободны. Расписание шаттлов, которые доставят вас обратно домой, можно будет прочесть на доске объявлений.
Строй абитуриентов замер, боясь даже дышать. Двести десять очков для многих недосягаемая высота. Но только не для Кирка. Он прекрасно знал, что прошел экзамен с блеском, но не дай Бог выяснится, что кто-то набрал больше!
- Абнетт! сто восемьдесят два. Адиссон! двести двадцать один. Айвз! двести девять...
Да уж, не повезло парню! Понимая, что его фамилия прозвучит еще не скоро, Кирк немного расслабился и от нечего делать стал рассматривать других абитуриентов. Кто-то едва сдерживал шумную радость, кто-то хмурился, кое-кто из девушек даже плакал. Джим нашел глазами Боунза. Тот сверлил пространство скептическим взглядом, явно не ожидая ничего хорошего. Кирк ободряюще улыбнулся доктору, как бы говоря: "все будет отлично". Ответный взгляд Леонарда, очевидно, означал "не лей бальзам на раны". Почему-то Джиму искренне хотелось, чтобы вечно недовольный врач все же набрал достаточный балл.
Продолжавший монотонно бубнить фамилии старшина вдруг запнулся.
- Че...Чи...Чеков!
- Абитуриент Чехов! - поправил из строя совершенно мальчишеский голос. - Это как великий русский писатель Антон Павлович. - Кирк разглядел говорившего. Ого, да ему на вид лет пятнадцать от силы! Рос на планете с высокой гравитацией?
- Двести тридцать шесть, - объявил Робинсон результат парня. Все начали поглядывать на однофамильца загадочного Антона Павловича с уважением.
Наконец, очередь дошла и до Джима.
- Кирк! Двести восемьдесят шесть...
По шеренгам пронесся удивленный шепот. До сих пор больше двухсот пятидесяти не было ни у кого. Кирк очаровательно улыбнулся в ответ на восхищенные взгляды прекрасной половины строя.
- Маккензи! сто девяносто. МакКой! - Джим почти затаил дыхание. - Двести восемнадцать...
Дальше Кирк особо не вслушивался до тех пор, пока не прозвучало:
- Сулу! двести девяносто четыре...
Че-го?! Ну что ж, по крайней мере, теперь Кирк знал фамилию человека, который станет его противником во всех спортивных соревнованиях на три года вперед. И которого Джим рано или поздно, конечно, уделает. Ладно, это будет интересно. И все же непривычное чувство...
Тут объявление результатов было прервано появлением на плацу адмирала в сопровождении двух офицеров безопасности, которые сразу направились к старшине.
- Старшина Робинсон, вы аресто... - фазер оказался в его руках в считанные секунды, один из офицеров еще только оседал на землю, а Робинсон уже бросился прочь, прямо через строй абитуриентов, мгновенно превратившийся в растерянную толпу. Черт, разумно, стрелять по новобранцам офицеры не будут! Кирк, который, в отличие от остальных, прекрасно понял, что происходит, метнулся ему наперерез, натыкаясь на других абитуриентов. Кажется, МакКой сделал то же самое...
- Очистить плац! - крикнул адмирал, и новобранцы, мешая друг другу, начали проталкиваться кто куда. Робинсон на ходу продолжал стрелять, пытаясь попасть в адмирала, которого тут же загородили подбежавшие люди из службы безопасности. Заголосила сирена. Пытаясь застрелить Комака, преступник палил почти не глядя, и несколько новобранцев уже были мертвы.
Кирку все же удалось пробиться сквозь толпу, но на этом его достижения закончились. Робинсон среагировал мгновенно, Джим успел разглядеть направленный на него фазер... "Упасть!" - промелькнула мысль, но падать было нельзя, ведь за ним стоят люди... И если он увернется, то предназначенный ему заряд настигнет кого-то другого... Странно, как он успел осмыслить все это за ту долю секунды, которая требовалась старшине, чтобы вдавить спусковую скобу. Однако Кирк не бросился на землю вполне осознанно...
Один удар сердца... второй... Выбитый фазер отлетел куда-то в сторону, а за спиной преступника, заломив тому руку за спину, стоял капитан Пайк.
- Вот для того, чтобы строй не превращался в стадо, Джим, и нужна дисциплина, - негромко сказал он.

***

На церемонии прощания с погибшими в перестрелке присутствовала вся Академия.
Жертвами были два офицера и восемь новобранцев, которых посмертно причислили к кадетам... Из них шестеро парней и две девушки. Некоторые из них умерли не сразу, МакКой сам оказывал им первую помощь до появления других медиков, но травмы были слишком серьезны. Двоих он сумел удержать, а остальные... Из тех, кому он смог помочь, один потом скончался в больнице, второй шел на поправку. Он спас вчера одну жизнь. Так много... Так мало. Начальник медслужбы изумленно пожимал ему руку, когда все закончилось... Говорил, что даже бригада реанимации не справилась бы лучше... Леонард его почти не слышал.
Уже потом он узнал, что корабль, перевозивший фазеры, вернулся на базу в аварийном состоянии, но экипаж не пострадал. Однако нападавших не удалось задержать, как и идентифицировать. А Робинсон покончил с собой раньше, чем его смогли допросить. Последняя ниточка, ведущая к разгадке, была оборвана. Черт, да какого ж хрена?! У Комака была вся информация, как можно было завалить эту операцию? Как?!
И как он может теперь смотреть в глаза строю и говорить какие-то громкие слова на этой чертовой церемонии?!
МакКою было противно до тошноты... Им всем втирают про жесткие требования Академии, про высокую честь служить в Звездном Флоте... Но эти дети, погибшие там, на плацу, что им до этой клятой чести?! Они и зачислены тогда еще не были...
Многие из абитуриентов после происшествия, в тот же день, забрали свои документы и отказались от поступления. Они оказались не готовы к тому, что служба в Звездном Флоте - это не только помпезный мундир и громкие слова. Это готовность умереть, черт возьми! Сколько бы им не говорили, что они выполняют в основном миротворческую миссию, здесь бывает всякое.
МакКой не видел смысла в этой пышной церемонии. Все что мог, он сделал для этих ребят тогда, когда они еще были живы. Теперь же ему откровенно хотелось уйти отсюда и просто напиться...
В основном, лица абитуриентов были либо вежливо-скорбными, либо просто потерянными... Безразличный взгляд Леонарда зацепился за знакомую фигуру. Кирк застыл неподвижно, вытянув руки по швам. Может, дело было в отсутствии привычной улыбки, может, в усталости, но он вдруг показался доктору старше, чем раньше, лет на пять. На закаменевшем лице сейчас жили только глаза, в которых МакКой прочитал... клятву? Клятву сделать все, чтобы такого больше не повторилось, чтобы уроды вроде Робинсона получали свое. И доктор почему-то не сомневался, что Кирк действительно готов ради этого на все. Может, даже готов повзрослеть, если придется. Хотя вряд ли это получится у него так сразу...
Ну а сам МакКой свою клятву принес давно, еще в медицинском. И, несмотря ни на что, он будет ей верен. Так что для него все оставалось по-прежнему.

@темы: Star Trek, фанфики

URL
   

riba-ersh

главная