15:25 

Дорогами справедливости Часть2.

Автор: Рыба ерш
Беты (редакторы): Рейнджер по жизни
Фэндом: Звездный путь: Перезагрузка
Персонажи: Кирк, Спок, МакКой и остальные
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Драма, Фэнтези, Экшн (action), AU
Размер: Миди, 41 страница
Статус: закончен
Публикация на других ресурсах: только предупредите.
Примечания автора:
Фиктрейлер к рассказу - youtu.be/Np5ROJzUpU8
Автор видео: SilverWind (за что ей огромное спасибо!)...
Описание:
Все они хотели одного, но дороги выбрали разные. Джеймс Кирк - местный аналог Робина Гуда, Спок - Первый генерал при дворе короля Александра. Легко ли остаться верным своим идеалам, когда сказка, в которой ты живешь, оказывается не такой уж доброй? Здесь есть место и магии, и волшебным существам, и загадочным артефактам... Но есть ли здесь место самой обычной справедливости?..

Глава 6.

Часто моргая, чтобы хоть немного разогнать плотный туман перед глазами, Джим следил за каждым ее движением. Он, конечно, понял, зачем она здесь, и что сжимает в пальцах, хоть отсюда и не видно ни черта...
Не вздумай себя винить, слышишь? Я знаю, что тебе хватит сил сделать это для меня. Ты ведь всегда так много для меня делала...
Хлыст снова опустился на спину с такой силой, что, казалось, переломит хребет.
Господи, ну что же ты медлишь?.. Я же больше не выдержу... Пожалуйста... ну пожалуйста...
Он видел, как она отводит плечо, готовясь к броску. Сейчас, еще мгновение, и все закончится...
В эту секунду толпа качнулась в сторону, и Кирк потерял дриаду из виду. Крестьяне и гвардейцы расступались, пропуская всадника в алом плаще с вышитыми на нем белыми крыльями. Что ж, этих всегда и везде пропускали... Подобную символику носили только гонцы.
Всадник галопом приблизился к самому помосту и, спешившись, упал на колени перед королем. Было похоже, что дело тут не в желании выразить монарху уважение, просто мужчину уже не держали ноги. Сколько же он проскакал, не останавливаясь? Судя по клочьям пены на морде взмыленного коня - немало.
- Милорд, кочевники... Их несколько тысяч... Движутся по восточному тракту... На знаменах - волчья голова... - гонец говорил сбивчиво, было видно, что он никак не может восстановить дыхание.
Кирк с трудом понимал, о чем они говорят, слишком трудно было сконцентрироваться. Но то, что ему удалось разобрать, удивляло. Знамена, значит? Что за дьявол, сроду у них не было знамен. Они всегда нападали как шайка головорезов, забирали, что могли, и снова возвращались в степь... А тут знамена?..
- Докуда они продвинулись? Когда будут у Альгорской заставы? - поторопил король.
Всадник судорожно вздохнул и тихо заговорил. Стой он хоть чуть-чуть дальше, Кирк ни слова бы не разобрал...
- Заставу... атаковали двое суток назад... гарнизон перебит... Они скоро будут здесь...
А черт... Никогда еще кочевникам не удавалось пройти так далеко по направлению к столице... И взять Альгору им не удавалось ни разу...
Король развернулся к стражникам.
- Этого - обратно в камеру, - он указал на Кирка. - Не до него сейчас...
Маркус говорил еще что-то, обращаясь к собравшимся, но упорно наползающий гул в ушах не давал что-нибудь разобрать... Джим чувствовал, как его подхватывают за руки и тащат куда-то. При первых же шагах голова закружилась, и разбойник упал на колени. Его рывком подняли и подтолкнули в спину тупым концом алебарды. Тычок был несильным, но, учитывая, в каком состоянии было тело, Джиму хватило. Перед глазами потемнело, и он рухнул на помост.
В себя разбойник пришел, когда его впихнули в камеру. Черт, что же с человеком делает боль... Еще несколько часов назад он бы все отдал, чтобы не возвращаться сюда, а теперь был почти рад темноте подземелья. По крайней мере, здесь его никто не видит... Пожалуй, стоило дойти до кучи соломы, сваленной в углу, но сил не было даже на это. Кирк попробовал удобнее устроиться на каменном полу. Получалось плохо...
Черт, холодно-то как... Снова начал давать о себе осточертевший кашель. Наверно, если он сейчас уснет, то может уже не проснуться. Ну что ж, по крайней мере, если он умрет здесь, то не утянет за собой кого-то из жителей... Кажется, это хороший конец. Нет, правда - хороший, ведь самого худшего не случилось...
И только одна мысль не давала смириться с собственной смертью: волчья голова на знаменах захватчиков. Он должен был сражаться вместе со всеми. Он был там нужен...
Но вместо этого ему остались только холод, боль и темнота...

***

Александр бросил еще один хмурый взгляд на карту, словно надеялся, что за прошедшие пару мгновений расположение значков как-то изменится.
Черт, не изменилось, конечно...
Черный флажок по-прежнему был воткнут между Альгорой и идальтской столицей.
А дьявол, да почему именно сейчас?! И ведь никогда степняки не пробивались вглубь континента. Шарились обычно вдоль границ, разоряли пару-тройку небольших городов и все! Ну, ладно, один раз им удалось продвинуться на юг, но и это единичный случай. А уж чтобы миновать Альгору... Не маленький, в общем-то, город, там гарнизон в несколько тысяч, не говоря уже про приличную фортификацию! Как?.. И ведь как быстро продвигаются, сволочи! Времени совсем в обрез, ни войска с границ подтянуть, ни ополчение хоть немного обучить Маркус просто не успеет.
Собравшиеся в малом зале люди выжидающе на него смотрели, а он впервые не знал, что им сказать. Ладно, может, знал, но говорить этого не хотелось... Вот только деваться было некуда. Единственным выходом было лишить степняков их главного преимущества - маневренности. Естественно, в этом отношении закованные в тяжелую броню рыцари им сильно уступали...
- Сир Генри! Вы поведете гвардию. Выдвинетесь до ночи и, обогнув холмы, будете ждать. Генерал Спок! Сразу после совета займетесь формированием ополчения. Вместе с ним покинете город на рассвете и двинетесь навстречу противнику, завернете фланг вот здесь, ваша задача - оттеснить их к реке. Как только вам это удастся, гвардия ударит захватчикам в тыл... - говоря это, он перемещал по карте флажки и делал пометки.
Собравшиеся медленно впадали в ступор. Спок выглядел даже бледнее обычного. Ага, не нравится? Ну еще бы... Первый генерал Идальта командует сбродом из черни, впервые взявшим в руки оружие... А нечего было королю возражать, заступаясь за Кирка!
Хотя на самом деле решение было принято не столько из желания поставить вулканца на место. Просто любому ясно, что ополчение в этой схеме принимает на себя основной удар, являясь, по сути, отвлекающим маневром... И да, даже при самом лучшем раскладе полягут там почти все. Но не жертвовать же гвардейцами! Не для того их по столько лет обучали. Так вот, если кто-то и сможет поднять в атаку ополченцев, людей, которые воевать не умеют и не желают, то только Спок. Все-таки этого остроухого нелюдя все вокруг безмерно уважают. Хотя и боятся тоже. Так что вулканцем придется пожертвовать... Жаль немного, но он давно на это напрашивался.
Хотя, пожалуй, был еще один человек, за которым народ пошел бы на смерть. Но о нем Александр предпочитал вообще не думать.
Мерзко, глупо, недостойно короля, но, черт возьми, когда Маркус отдал приказ отложить его казнь сегодня, то испытал при этом облегчение.
Спок, надо отдать ему должное, принял свою участь с молчаливым достоинством. Выслушал дальнейшие приказы, задал несколько уточняющих вопросов и замолчал до конца совета.
Зато возражения неожиданно нашлись у придворного лекаря. Александр вначале своим ушам не поверил, этот тип при дворе всего неделю служит, а уже осмеливается перечить королю! Причем южанин не сильно стеснялся в выражениях...
Суть его слов сводилась к тому, что потери среди людей можно снизить, если оставить столицу, а потом, подтянув войска, нанести удар. Да он вообще понимает, что говорит?! Да, может, при таком раскладе человеческих жертв и будет меньше - хотя и ненамного - а о том, сколько будет потом стоить восстановление столицы, он подумал? Да этих варваров только пусти - все разграбят подчистую!
В общем, Александр, пребывавший и без того не в духе, определил лекарю место в отряде ополченцев. Хотел потери сократить? Вот пусть там и сокращает!
После этого все остальные, наконец, поняли, что с королем сегодня лучше не спорить, и вопросов больше не задавали.
Вот и хорошо...

***

А черт, ну кто его за язык тянул?.. Знал же, что с уродами вроде Маркуса спорить бесполезно! И на что надеялся?.. Хотя ладно, ему просто нестерпимо хотелось высказать королю если не все, то хотя бы часть того, что он о нем думает. А думал Леонард о нем после того, что было сегодня на площади, многое. Цветистые эпитеты так и просились на язык при виде этого ублюдка.
Вроде впечатлительным лекарь не был и казнь видел не одну... Но, черт, это не то же самое! Казнили убийц, дезертиров, разбойников, режущих глотки за пару золотых... Но Джим Кирк не был одним из них.
Там, на площади, МакКой едва не свихнулся от собственного бессилия.
Хотя, судя по его вспышке на совете, башню ему все-таки снесло... Ну что ж, теперь у него будет отличная возможность героически подохнуть в приятной компании этого остроухого гоблина с постной физиономией. Ладно, может, еще не все потеряно...
За невеселыми мыслями Леонард дошел до лестницы, ведущей к темницам, и спустился вниз.
Дорогу преградил стражник.
- Сюда нельзя.
- Я придворный лекарь Его Величества. Проведите меня к Кирку.
- К осужденным не положено кого-то пускать!
- Да ну? А когда ваш осужденный помрет, не дожив до своей казни, ты сам будешь объясняться с королем? Я обязательно поставлю его в известность, по чьей вине это случилось.
Поколебавшись еще немного, охранник отступил в сторону.
- Как угодно.
- Как вам угодно! - зло перебил лекарь. - И факел дай!
Почему-то каждый раз, когда МакКой оказывался в подобных местах, ему становилось не по себе. А уж крошечная камера, где держали Джима, вообще вызывала невольные ассоциации с могилой. Тесно, холодно, сыро...
Лекарь присел рядом с лежащим на полу разбойником.
Н-да, помнится, он говорил кому-то не переохлаждаться...
Кирк лежал лицом вниз, даже не понять, в сознании ли он. Парня била крупная дрожь, но лоб оказался обжигающе горячим. При виде багрово-синих, вздувшихся полос на спине в груди что-то неприятно сдавило. Маркус - с-сволочь...
МакКой скинул плащ и расстелил его поверх соломы, потом очень осторожно поднял Кирка. Разбойник и раньше особыми габаритами не отличался, а за последние дни еще больше похудел, так что перетащить его на импровизированную кровать оказалось не трудно.
Когда смоченная обеззараживающим раствором ткань коснулась спины, Джим выгнулся от боли и попытался, извернувшись, отпихнуть руки лекаря. Неразборчивые ругательства слились в сдавленный стон.
Черт, МакКой ненавидел причинять кому-то боль, потому и занялся лечением людей. Но, по всеобъемлющему закону подлости, ему постоянно приходилось это делать.
- А вот хрен тебе. Нарвался - теперь терпи, - сердито бросил он, придавливая Кирка обратно.
- Боунз? - кажется, мальчишка только теперь его узнал.
- Ну а кто? Ладно, не шипи, сейчас перевяжу - станет легче.
Джим, больше не сопротивляясь, дождался, пока Леонард закончит перевязку, и заговорил.
- Что там?
- Там? Там куча гематом и повреждения мягких тканей.
- Да нет! Там, наверху. С захватчиками что?
- Ах это... Хреново там! - дал Леонард исчерпывающую характеристику. Потом коротко обрисовал происходящее, параллельно заставляя Кирка выпить омерзительную на вкус настойку.
- Спок - командует ополченцами?! - разбойник изумленно вскинулся, но тут же, с коротким стоном, рухнул обратно. - Почему Первый генерал?..
- Видишь ли, он с некоторых пор не в фаворе... - уклончиво пояснил МакКой, обходя подробности. Лучше Джиму не знать, чем именно вулканец навлек на себя гнев короля...
- А ты?..
- А я - идиот. Поэтому мы со Споком выдвигаемся на рассвете. Куда же ополчению без хорошего лекаря?.. - отозвался он, в упор не понимая, зачем смертникам лекарь.
Кирк с явным усилием приподнялся на локтях и поймал взгляд МакКоя.
- Боунз, мне нужно тебя попросить.
Ничего себе заявление...
- Ну попробуй.
- Мне не дадут увидеться с королем... Передай ему... что я прошу отправить меня туда... Я готов стоять в первой линии... Там все равно никто не выживает, так какая разница? Я буду полезен, правда... А если выживу, то не стану сбегать... Черт, да если он хочет, я даже повешусь сам после этого! Только пусть даст мне быть там...
Интересно, это он серьезно или бредит?..
- Ты идиот?
- Думаешь, откажет?.. Пусть. Но ты хотя бы попытайся! Я знаю Маркуса, он может согласиться... Я действительно буду там полезен!..
Вот дурак. Великолепный, героический, но дурак... Зная Маркуса, он, и правда, может согласиться. С него станется использовать народного героя в своих целях. В первой линии... Вот только Кирк сейчас в седле и пяти минут не продержится. Он даже меча не поднимет, не говоря уже о том, чтобы лук натянуть... А все туда же, воевать собрался.
- Боунз, прошу тебя! - голубые глаза смотрели с такой надеждой, что лекарю очень захотелось провалиться под землю. Хотя они, в общем-то, уже в подземелье...
- Ладно.
- Обещаешь?
- Ага.
- Боунз!
- Да обещаю, обещаю... - буркнул МакКой. А, дьявол, как он ненавидел врать. А врать, глядя в глаза этому человеку, было совсем невыносимо.
Но он врал.
Учитывая сложившуюся ситуацию, все могло измениться. Может, Кирку удастся избежать казни... Так что рано он умирать собрался. Не хрена ему в первой линии делать.
Почти силой заставив Джима поесть и оставив ему продукты и лекарство, Леонард поднялся на ноги.
- Ладно, пора мне.
- Ты скажешь королю?.. Я... я должен быть там... С тобой. Со Споком.
- Да, я попробую. Отдыхай.
Искусанные в кровь губы разбойника растянулись в счастливой улыбке.
- Спасибо...
МакКой быстрым шагом вышел из камеры.
Черт, как мерзко. Таким уродом он себя еще не чувствовал. Но пусть уж лучше так...
Глава 7.

До рассвета оставалось недолго. Люди, собравшиеся на площади, ждали последних команд. Вокруг было светло от факелов. Кто-то прощался с родными, кто-то сосредоточенно поправлял наспех подобранное снаряжение. Генерал почти физически ощущал тягостную атмосферу, повисшую над столицей. Обреченность, страх, тоска и зыбкая, едва уловимая надежда... Как вулканец Спок улавливал чужие чувства, а как человек не мог не принимать их близко к сердцу. Жестокое сочетание, если вдуматься...
По расчетам генерала, разведчики уже должны были вернуться. Что могло их задержать?
Вулканец поднялся на стену, завидевшие его часовые вытянулись по стойке "смирно".
- Господин генерал, за время моего дежурства посторонних объектов замечено не было! - доложил командир смены.
Вулканец, кивнув, прошел вдоль стены. У одной из башен, облокотившись о зубцы, стоял придворный лекарь.
- Мне сообщили, что вы спускались в темницы.
Мужчина вздрогнул и обернулся.
- Ну и? Доложите королю? - безразлично осведомился он. Спока всегда удивляло, с какой поспешностью люди способны делать неверные выводы.
- Не считаю это необходимым. Хотел узнать, как себя чувствует осужденный Джеймс Кирк.
- Хреново, генерал, хреново. Хотя, могло быть хуже... - при упоминании приговоренного к смерти разбойника от МакКоя повеяло смесью восхищения, вины и желания защитить. Несмотря на то, что интенсивность эмоций этого человека вызывала у вулканца отторжение, он поймал себя на том, что и сам испытывает схожие чувства.
- В авангард просился... - неожиданно добавил лекарь.
- И вы передали его просьбу? - вздернул бровь генерал.
- Нет, конечно... - неохотно отозвался тот.
Все же чем больше Спок общался с людьми, тем хуже понимал их.
- Леонард, ваши эмоции нелогичны. Вы понимаете, что поступили правильно, но все равно вините себя.
Лекарь раздраженно передернул плечами.
- Знаете, генерал, я вам завидую! Хотел бы и я быть холоднокровным, невозмутимым и бесчувственным.
Спок промолчал, в очередной раз удивляясь ошибочности выводов. Все же как зашоренно и стереотипно человеческое мышление. Как объяснить этим странным созданиям, что руководствоваться логикой - это еще не значит не иметь чувств?
Вулканец отошел к ограждению и пристально вгляделся вдаль, дожидаясь, когда же на тракте появятся силуэты разведчиков. Ночь выдалась безлунной, и даже острое вулканское зрение не позволяло хоть что-то разглядеть внизу. Но у разведчиков факелы, их должно быть видно издалека. Так почему же тракт по-прежнему пуст?..
Или?.. Генерал, впервые в жизни, усомнился в собственном рассудке. Тракт не был пуст. В абсолютной тишине и без единого факела, на огромной скорости к воротам приближались едва уловимые, даже для вулканца, силуэты всадников. Их было столько, что Спок не увидел конца их строя.
- Бейте тревогу, - приказал он. Времени на раздумия не было. Отпихнув замешкавшегося часового, Первый генерал сам рванул за веревку колокола. Ночная тишина сменилась тревожным набатом.
- Городской страже - занять позиции на стенах! Ополчению - построиться в боевой порядок! - крикнул он, перекрывая колокольный звон, и поспешил обратно на площадь. Продуманный до мельчайших деталей маневр, который они собирались выполнить у холмов, теперь был невозможен. Никто не мог предположить, что кочевники приблизятся к городу так быстро. Более того, это было физически невозможно при нормальных условиях. Чтобы преодолеть такое расстояние за три дня, воинам пришлось бы все это время скакать во весь опор, ни разу не остановившись. Даже сам Спок, несмотря на всю свою выносливость, едва ли смог бы это осуществить. А если и смог бы, то на предстоящее сражение сил бы точно не осталось.
- Какого дьявола ты творишь? Часовые никого там не увидели! - дорогу преградил сам король Идальта.
- Захватчики приближаются к воротам. При той же скорости они будут под стенами менее чем через час.
- Вы спятили, генерал?! - вклинился последовавший за вулканцем лекарь. - С чего вы это взяли, там же ни черта не видно! А потом, три дня назад они были под Альгорой! Они не могли за это время оказаться здесь! Ни один человек не может проскакать на полной скорости столько времени, не прерываясь на сон и еду! Я говорю вам, как лекарь, это невозможно!
- Я не отрицаю этого. Могу только выдвинуть предположение, что захватчики - не люди, - отозвался вулканец, параллельно отдавая приказы ополченцам, которые, в отличие от стражи на стенах, совершенно не понимали, что им делать.
- Да плевать! Люди, эльфы, вулканцы... Да любому живому существу нужны сон и еда! Даже если это существо остроухое и зеленокровое!
- Несомненно, - ровным голосом подтвердил Спок. Король Александр затаил дыхание, боясь подтверждения своей худшей догадки. В отличие от Леонарда МакКоя, он уже понял, что происходит. - Несомненно, живым существам нужен отдых. А им - нет. Живые существа не смогли бы в полной темноте перемещаться по незнакомым землям, а они - могут. Достаточно, чтобы предположить, что эти существа не являются живыми.
- Твою мать... - враз онемевшими губами выдохнул лекарь. - Некромантия?!
Его изумление можно было понять, ведь об этом страшном искусстве сохранились лишь легенды. Никто из ныне живущих не сталкивался с этим. Но других объяснений Спок не находил.
- Людям не вздумайте говорить! - предупредил Маркус, резко развернулся и пошел к лестнице, ведущей на стену.
Что ж, это разумно. Хотя уже и не важно. Как убить и без того мертвых воинов, Спок не знал. Гвардия не успеет вернуться к воротам. Разведчики, очевидно, мертвы.
Генерал искал возможные выходы и не находил их.
Хорошо, наверно, быть человеком, ведь надежда - человеческое чувство. У Спока же никакой надежды не было. Все, что у него было, это меч на поясе, горстка ополченцев в подчинении и осознание полной безнадежности их положения.
Ну что ж, остается довольствоваться этим...

***

Сквозь боль и противное чувство беспомощности проступали смутные образы. Он видел своих родителей, своих друзей, места, где сто лет уже не был... Он вскидывался, просыпаясь, и вновь оказывался в своей камере. Возвращались боль и непривычная беспомощность.
Кирк кое-как дотянулся до фляги с лекарственной настойкой, оставленной Боунзом. На вкус - та еще отрава, но в голове немного прояснилось...
Он уставился в ту сторону, где предположительно должен был находиться выход. Ему мерещились скрежет замка и узкая полоска света под открываемой дверью... Просто игра воображения, усиливающаяся на фоне лихорадки...
Сколько же сейчас времени?.. И почему за ним так никто и не пришел? Неужели король отказался выпустить его на время боя? Странно, ведь там сейчас каждый человек на счету. Или Боунз не передал его просьбу?.. Но ведь он обещал!..
Неужели уже рассвело, и битва началась?! Тогда что сейчас со Споком, с Боунзом, с остальными?.. И где сейчас его, Кирка, люди? Зная ребят, они не могли остаться в стороне. Хотя и Маркуса поддерживать бы не стали...
Джим совсем потерял чувство времени. В полной темноте оно течет как-то иначе. Темнота давит на плечи, мешает дышать...
И он снова вскидывался, заслышав скрип проржавевших петель... Но это всего лишь крыса возилась где-то за стеной...
Сознание снова уплывало, уступая место болезненному бреду. Кирк обессиленно уткнулся лицом в маккоевский плащ. Черт, и ведь ему нужна такая малость! Просто умереть, сражаясь рядом со своими людьми... Или это слишком много?.. Разбойник снова забылся тревожным сном и не смог бы с уверенностью сказать, померещилось ли ему, что каменный пол темницы содрогнулся, и откуда-то совсем издалека донесся грохот...

***

Если какие-то сомнения относительно своих врагов у Спока еще оставались, то теперь они рассеялись окончательно. Шквал стрел, обрушившийся на захватчиков со стены, не причинил их строю никакого вреда. Они все так же неотвратимо приближались к воротам. Теперь преградами на их пути были только узкая полоска рва и крепостная стена. Среди идальтских воинов постепенно начиналась паника. Споку еще удавалось ее сдерживать, но вряд ли это надолго.
А потом генерал уловил творящуюся рядом магию. Что-то темное, чуждое живым существам, причиняющее почти физическую боль своей близостью... И цепи, удерживающие подвесной мост в поднятом состоянии, лопнули под действием этой силы. Он с лязгом опустился, давая мертвой армии возможность пересечь ров.
- Сжечь мост! - крикнул генерал, первым отправляя обмотанную тлеющей тканью стрелу в доски моста. Его примеру последовали другие. Через несколько мгновений мост занялся пламенем, которое, впрочем, тут же исчезло под воздействием все той же жуткой силы.
А потом с диким грохотом обрушился кусок городской стены. Земля содрогнулась. Спок едва устоял на ногах. Он видел, как несколько десятков человек оказались погребены под завалом. Он чувствовал их предсмертный ужас... Хотелось обхватить голову руками и оказаться где-нибудь очень далеко отсюда. Лишь бы этот жуткий водоворот чужой боли и чужого отчаяния перестал отдаваться в груди.
Повышенная эмпатийность - слишком жестокая цена даже за всю вулканскую силу и выносливость...
Он видел, как через зияющий пролом в город вступили первые шеренги захватчиков.
Стиснув зубы, он вышел вперед, обнажая меч.
Ну что ж...
- За Идальт!
Глава 8.

Такого количества трупов МакКой не видел еще никогда. Они были повсюду... Мертвые горожане, истекая кровью, падали на землю, пронзаемые саблями мертвых же степняков.
Сюжет для ночного кошмара, для болтовни сказителя в дешевом трактире, для белой горячки, в конце концов... Но точно не для реальной жизни. И тем не менее, все это происходило на его глазах. Пламя факелов высвечивало мертвые лица врагов... Несомненно мертвые, хоть они и не были тронуты разложением. Просто такие глаза не могли принадлежать живым существам... Пустые, белые, без зрачков... Дьявол, даже волчьи головы на их штандартах и коттах выглядели более живыми, чем их обладатели!
Рушились укрепления, погребая под собой защитников города, бесстрастно звенела сталь, глухо ударялись о каменную кладку мостовой падающие замертво люди...
Лекарь даже меча не обнажил, толку-то с него? Проклятых упырей не брали ни железо, ни огонь... Леонард просто пытался помочь тем, для кого еще можно было что-то сделать. Наскоро бинтовал раны, оттаскивал потерявших сознание горожан в укрытия. Может, большого смысла в этом и не было, ведь захватчики все равно доберутся до них, но не стоять же совсем уж без дела.
Краем глаза МакКой видел, как сражается Первый генерал. А вулканец-то хорош! Будь их враги не столь неуязвимы, и вокруг Спока уже образовалась бы изрядная брешь в их строю... Вулканец раз за разом доставал их своим полуторником, то протыкая насквозь, то отбрасывая назад. Но они поднимались, вновь наступая на генерала. Неотвратимо, медленно, молча... Белая накидка, надетая поверх кирасы, все больше окрашивалась зелеными пятнами... Поняв, что оказавшийся в самой гуще вулканец уже не справляется, Леонард все же вытащил из ножен меч и начал пробиваться к нему. Почему-то, пока Первый генерал был жив, Леонарду казалось, что не все еще потеряно, что у них еще есть шанс... Наверно, сам Спок назвал бы это чувство нелогичным, иррациональным, или как там еще изъясняется этот гоблин... Плевать! Не любить сражаться не значит - не уметь. Как любого аристократа, его учили этому с детства. Пешему против всадников, конечно, тяжело, но кони-то у этих тварей вполне смертны. Животных жаль, а куда деваться?..
Когда МакКой уже почти прорвался к идальтскому генералу, то понял, что не успевает. Сражавшиеся рядом со Споком ополченцы были по большей части мертвы, и прикрыть ему спину было некому. А проклятые твари подобрались уже слишком близко...
Наверно, следующий удар стал бы для вулканца смертельным, но один из выживших ополченцев неожиданно ловко отбил его одним из своих парных клинков. Ничего себе! Мало кто вообще владеет техникой боя таким оружием, даже среди профессиональных воинов. Что этот парень может делать в ополчении?
Тут, выполняя очередной маневр, воин развернулся, и неровное пламя факелов высветило женское лицо. Темная кожа, упрямые, но весьма привлекательные черты и едва заметно заостренные уши. А, ну ясно, у дамы в роду затесалась парочка подземных эльфов... Везет этим остроухим! Такая ловкость от природы...
У самого же лекаря такой форы не было, и он понял, что несколько погорячился, когда влез в самое пекло. Уворачиваться от летящих со всех сторон ударов становилось все труднее. Кое-как заслоняясь подобранным с земли щитом, Леонард все-таки добрался до Спока. Общими усилиями они еще немного продвинулись вглубь вражеского строя. Смысл данного маневра был МакКою не слишком понятен, но, судя по целеустремленности генерала, он знал, что делает.
А потом лекарь понял, в чем дело. Когда очередная шеренга зомби осталась позади, Леонард увидел всадника на черном жеребце. В отличие от прочих, он был одет в вороненую кольчугу - а мертвецам доспехи без надобности! - в руках держал саблю и круглый щит все с той же осточертевшей волчьей головой. И между изображением на щите и лицом воина МакКой заметил почти пугающее сходство. Те же самые волчьи глаза горели на вполне человеческом лице. Светлые, серо-зеленоватые глаза со зрачком и радужкой, как им и положено...
Он не был живым мертвецом.
МакКой судорожно припомнил все, что знал о некромантах из старых книг. А действительно, как же он раньше об этом не подумал?! Мертвяки сами по себе не шастают, их должна направлять чья-то воля... И захватчиков, ворвавшихся в идальтскую столицу, направляла магия этого бледного, темноволосого мужчины с широко посаженными волчьими глазами.
Леонард рванулся к нему, надеясь достать некроманта мечом, но плотная стена из мертвых воинов сомкнулась вокруг лекаря. Кто-то из уцелевших ополченцев выстрелил в направлении темного мага, но стрела рассыпалась в воздухе. МакКой видел, как Спок отчаянным усилием преодолел еще несколько метров, но все же упал, когда некромант воздел руки к ночному небу и что-то выкрикнул на незнакомом языке. Остроухая девица из ополчения рванулась следом и отлетела назад, отброшенная еще одним заклинанием. Леонард сделал над собой усилие и снова попробовал прорваться к всаднику в черном доспехе.
Голос некроманта, выкрикивающий очередное заклинание, удар о мостовую... Вращающееся перед глазами небо, на котором очень медленно обозначался рассвет... Ну что ж, Леонард и не ждал, что успеет его увидеть... Вспышка боли в висках... Темнота... И последняя, столь же очевидная, сколь и бесполезная мысль: "город взят"...

***

Когда Джим проснулся в следующий раз, лихорадка почти спала. И хотя любое неосторожное движение отдавалось дикой болью в располосованной спине, встать он уже мог. Выпив еще немного маккоевской настойки, показавшейся сейчас еще более отвратной, он принялся ходить по камере. Два шага в ширину и пять в длину... Какая мерзость... После лесных просторов это казалось невыносимым.
Тревога за друзей, за город, темнота и ожидание... Черт, да сколько же можно!
Сколько он спал?.. Что происходит снаружи?.. Почему за ним не пришли?..
И, наконец, скрип открываемой двери, на этот раз - вполне настоящий.
Кирк с надеждой обернулся, стараясь не щуриться от света, проникшего в камеру. Стражник? Палач? Неважно! Лишь бы знать, что там происходит.
Лишь бы не осточертевшая неизвестность...
Но когда глаза немного привыкли, и разбойник смог разглядеть вошедшего, то внутренне захолодел.
Перед ним стоял высокий худой мужчина с бледным лицом и холодными светлыми глазами. На плаще, из-под которого был виден ворот вороненой кольчуги, была изображена волчья голова. Дьявол, да даже королю Александру он был бы рад куда больше! Если этот человек с таким вот хозяйским видом притащился сюда, значит, битва проиграна. Столица пала. Люди перебиты.
Нет... Нет! Так же не бывает, так не может, не должно быть!
Но вошедший по-прежнему стоял перед ним, дожидаясь, пока узник осознает происходящее.
- Джеймс Тиберий Кирк? - неожиданно приятным голосом, с чуть заметной хрипотцой, спросил захватчик.
Кирк судорожно кивнул. А смысл врать?
- Меня зовут Нуньен Сингх. Хан Великой Степи и новый король Идальта. Насколько мне известно, с прежним монархом у вас были некоторые разногласия. Я предлагаю вам стать моим союзником.
Да пошел ты на хрен! Я скорей Маркусу бы на верность присягнул! Он хоть и урод, но свой. А ты... Ты пришел на мою землю, ты убивал моих друзей, и ты смеешь мне что-то предлагать?!
Перед глазами стояли их лица. Спока, Гейлы, МакКоя, Сулу, Павла, Скотти... Всех горожан, которых он знал... Всех, кого он так хотел видеть снова, но вряд ли увидит, раз этот ублюдок с волком на плаще стоит здесь.
Сомнительно, что в своем нынешнем состоянии Кирк мог дать кому-то в рожу, но руки так и чесались попробовать. В глазах неприятно щипало. Может, это от непривычно яркого света?
Кирк не любил и не умел врать и прикидываться, человеком он был до невероятного простодушным. Но сейчас, чтобы узнать, что происходит с его столицей, чтобы помочь тем, кто, возможно, еще жив, он готов был на все. Даже перешагнуть через собственные принципы, через самого себя. Сдаваться рано, может, еще можно что-то сделать.
Будь ты проклят...
- Да я и с дьяволом готов сотрудничать, если он избавит мир от Александра Маркуса Второго! - ответил он, презирая себя за эти слова.
Глава 9.

Узкое лезвие ножа прижалось к горлу. Генри дернулся и попытался позвать на помощь, но чья-то ладонь бесцеремонно заткнула ему рот. Он не испугался, скорее был удивлен тем, что кто-то прошел мимо часовых.
- Спокойно, свои! - прозвучал над самым ухом женский голос. Гостья убрала ладонь от лица гвардейца и переместилась так, чтобы он мог ее видеть. Ножа, правда, не убрала. Рыжие волосы, оливковая кожа... Черт, где же он ее видел? А, дьявол!..
- С каких это пор преступники стали мне своими? - выдохнул он.
- С тех пор, как мы в одинаковом положении. Поверь, я как никто другой хочу тебя прирезать, но...
- Так прирежь! - зло перебил Генри. Ему не нравилось вести разговор, когда к горлу прижато лезвие.
- Успеется, - заверила дриада. - Сейчас я хочу просто поговорить.
Он неохотно кивнул, и разбойница, наконец, убрала оружие.
- Город взяли прошлой ночью, - начала она.
- Знаю! - раздраженно отмахнулся рыцарь. За кого она его держит?! Естественно, когда тем утром он не получил сигнала о начале маневра, он направил туда разведку... Десять человек... И того, что доложил единственный вернувшийся, Генри не смог бы представить и в кошмаре. Столица была взята за каких-то пару часов. Хуже того, тракт был блокирован постами захватчиков. То есть отправиться за помощью в ближайший город было невозможно. Целый отряд гвардейцев оказался совершенно бесполезен! Теперь они были зажаты здесь, как в ловушке, и вынуждены ждать неизвестно чего. Что можно противопоставить мертвой армии, Генри понятия не имел.
- Завтра с рассветом казнят Маркуса и официально коронуют Сингха, - продолжила девушка.
Черт, а этот ублюдок времени зря не теряет!.. Вот только ничем ему помешать Генри не мог. Даже решись он штурмовать город, чего он этим добьется? Положит весь отряд, но стену преодолеть не сможет.
- И чего ты от меня хочешь? - не выдержал рыцарь.
- Я поговорила с теми, кто хоть что-то понимает в этой долбанной некромантии. Скорее всего, власть над мертвым войском Сингху дает какой-то артефакт. Если его уничтожить...
- О, прекрасная идея! И как ты предлагаешь это сделать? - вскинулся Генри, стараясь подавить в себе неуместную надежду. Любому ясно, что рыжеволосая разбойница предлагает ему невозможное, так почему он уже готов согласиться? Наверно дело в том, что торчать здесь и чувствовать свою полную бесполезность - куда хуже, чем просто полечь под стенами своего города.
Он почти завидовал Первому генералу, который хотя бы умереть смог как настоящий гвардеец...
- Мы с ребятами проникнем в город и откроем вам черный ход.
- Думаешь, ты пройдешь в город незамеченной?!
- Ну сюда ведь прошла! - парировала девушка. - И хватит меня перебивать. Не нравится мой план - предложи что-нибудь лучше. Или заткнись!
Рыцарь хотел возмутиться подобной наглости, но вздохнул и промолчал. В одном дриада была права: они теперь в одинаковом положении. Титулы, звания, заслуги... Какое все это имеет значение перед лицом смерти?..
- Так вот, вы окажетесь в городе и начнете штурм дворца.
- На кой черт? Нас просто перебьют.
- А что делать? Нам нужен отвлекающий фактор. В это время, пока вся охрана сосредоточена на вас, мы проникаем во дворец и ищем артефакт, контролирующий мертвецов. Ну а когда находим, пробуем его уничтожить.
- Звучит как пьяный бред... - пробормотал Генри. - Когда выступаем?

***

Сингх шел по коридорам дворца, ловя на себе пристальные взгляды слуг. Он презирал этих людей. Как они ненавидят его, как боятся, как желают ему смерти... Но они будут служить ему. Потому что иначе всех их убьют, и они это знают. Дворец набит стражами из его войска. Любая попытка что-то предпринять для жителей Идальта означает смерть. Все, кто мог решиться оказать сопротивление, либо мертвы, либо находятся в подземельях замка под надежной охраной...
Хан скользнул взглядом по эмблеме, вывешенной его людьми на дверях тронного зала. Все та же волчья голова... Вот он, символ его власти и его одиночества. Вечного, абсолютного...
Сколько лет он шел за своей мечтой, пытаясь получить то, что и так принадлежало ему по праву - власть над степью. Сколько предательства было вокруг, сколько подлости. Когда собственный брат, стремясь завладеть титулом хана, едва не отравил его... Когда его советник, оказавшийся тэйгранским шпионом, поднял восстание... Как же Нуньен устал жить, постоянно оглядываясь. Каждую секунду ожидая удара в спину...
И однажды, стремясь добиться преданности своих союзников, он обратился к запретному искусству. Немало времени ушло на создание темного артефакта, но он справился. Небольшая хрустальная чаша дала ему то, о чем он всегда мечтал - человеческую верность. Страшно это сознавать, но только к своим мертвым воинам он и мог повернуться спиной, зная, что они не предадут, не променяют его на кого-то другого. Как он был счастлив, когда Великая Степь наконец оказалась у его ног...
И каким жутким оказалось разочарование. Да, он получил полное, безоговорочное подчинение. Вот только ни один человек не встал на его сторону по собственному желанию. Страх и ненависть он видел в глазах живых. Пустоту - в глазах своих воинов.
И тогда он пошел дальше, решил не ограничиваться одной лишь степью... Однажды ему покориться весь континент. Ну а пока - Идальт. И он не повторит прежних ошибок. Да, власть он завоюет силой, но удержит страну другими способами. Конечно, это получится не сразу, и крови придется пролить немало, но он получит уважение своих новых подданных.
А послушав разговоры людей, он понял, с чего начнет. Одно имя, которое со временем поможет ему получить искреннюю поддержку людей. Джеймс Кирк. Человек, у которого есть все основания ненавидеть короля Маркуса, и который встанет на сторону Сингха по доброй воле...
Пусть это будет началом. Нельзя превратить всех жителей в мертвецов. Кем тогда править? А знаменитый разбойник, столь любимый в народе, поможет хану завоевать доверие.
А еще он будет первым живым человеком в окружении Нуньена.
А если даже Джеймс попробует предать Сингха - не страшно. К этому хан будет готов...

***

Стараясь не смотреть в пустые глаза своих конвоиров, Александр взошел на эшафот. Тот самый, построенный здесь для Кирка. Какая ирония судьбы... Даже сарказм, пожалуй. Сам же разбойник стоял по правую руку от некроманта... Выглядел Джеймс пока еще довольно болезненно, но лицо было уверенным и решительным.
Ну вот и он предал свою страну из-за мести. Жаль. Маркус ждал от этого человека большего. Может, они и были врагами, но втайне восхищаться Кирком это ему не мешало...
Возле эшафота стояла бледная Кэрол. Запястья принцессы были связаны за спиной, и двое степняков пристально следили за каждым ее движением. Хорошо, что Александра убьют первым. Смотреть на казнь дочери он бы не смог.
Сингх подошел ближе.
- Александр Маркус! Я предлагаю добровольно передать мне корону и трон Идальта. В этом случае вы останетесь живы, - спокойно проговорил владыка степи.
- Да иди ты... откуда пришел! - сквозь зубы процедил король. В гробу он видел такие предложения...
Хан бесстрастно кивнул одному из мертвецов. Тот вытащил саблю и сделал шаг к королю, занося над ним оружие. Вот черт, не зажмуриться в этот момент - это не так легко, как ему всегда казалось...
- Подождите, милорд, - услышал он голос Кирка. - Позвольте, это сделаю я? У меня немало причин желать ему смерти...
Не веря своим ушам, Маркус перевел взгляд на разбойника.
Боже... Во что же ты превратился?.. Неужели это я сделал тебя таким?..
Своего оружия у Кирка не было, видать не настолько ему доверял новый господин. Но сейчас возражать не стал и приказал отдать ему саблю.
Джеймс поднял ее, замахиваясь...
Ну вот и все...

***

В последнюю секунду изменив траекторию удара, Кирк почти сумел достать Сингха... Почти. Безукоризненная реакция хана не подвела своего владельца. Мужчина успел уйти с линии атаки и одним точным движением выбил у Кирка клинок. Ну это сейчас было и не сложно, пожалуй, Джим все же переоценил свое состояние. Двигаться было больно, привычная ловкость еще не вернулась в его движения. От удара разбойник отлетел на несколько шагов и упал на спину, едва не потеряв сознания от жуткой боли. Сквозь туман перед глазами он видел, как хан вытащил саблю и без замешательства вонзил ее в грудь идальтского монарха. Глаза Александра закатились и он рухнул на доски эшафота.
Полный отчаяния крик Кэрол, вздох ужаса прокатившийся по толпе людей... И холодный взгляд хана, вновь обратившийся к Кирку.
- Принести чашу, - скомандовал он своим воинам. - Ты обещал служить мне, Джеймс Кирк. Так и будет, - бесстрастно добавил он.
- Ага, сейчас! Что же ты всех по себе меряешь? Ну не все же вокруг озабоченные местью и властью психи... - выдохнул тот.
По губам Сингха скользнула мстительная полуулыбка.
- Увидим.
Тут к эшафоту приблизился один из мертвых воинов.
- Господин, гвардейцы штурмуют замок, - Кирк впервые слышал голос кого-то из живых мертвецов. Хриплый, скрипучий, равнодушный...
Хан лишь отмахнулся.
- Уничтожить. Где чаша?
- Ее уже несут.

***

- Кажется, нашел! - Скотти ткнул пальцем в ларец из мореного дуба с выжженными на нем рунами. - Наверняка эта хреновина здесь!
Гейла с трудом разобрала его слова. За стенами шел бой, и грохот повсюду стоял просто невероятный. И никто из разбойников не услышал, как распахнулась дверь, и в комнату шагнули мертвецы...
Бой был коротким и бессмысленным...
Ну что ж, они хотя бы попытались...
Вопреки ожиданиям, убивать их не стали, очевидно, разбойникам еще предстояла встреча с Сингхом. Пока их просто оттащили в подземелья и заперли в одной из камер. Дьявол... Генри был прав, идея была бредовой... А теперь гвардейцев просто перебьют без всякого смысла...
Гейла молча привалилась к стене, зажимая полученную в схватке рану на руке. Джим однажды сказал, что безвыходных ситуаций не бывает, и она поверила. Она всегда ему верила... Но, кажется, он ошибся...

***

Джим видел, как двое мертвецов внесли на помост ларец из темного дерева. Хан откинул крышку и вытащил небольшой кубок из тонкого хрусталя.
Один из степняков подошел с кувшином и до краев наполнил чашу золотистым вином.
Разбойник не понимал, что происходит, но противный липкий страх уже начинал пробираться в душу.
Сингху подали узкий стилет, украшенный проклятой волчьей головой, вырезанной из кости и инкрустированной зеленым авантюрином.
Некромант коснулся острием своей ладони, и на ней выступила капля крови, через мгновение сорвавшаяся с пальцев и упавшая в чашу. Прямо на глазах вино потемнело, став почти черным...
- Пей, - Сингх протянул ему сосуд.
Кирк отшатнулся.
- Эй, ты нормальный?! Я эту дрянь пить не буду. Я вообще за трезвый образ жизни! - пробормотал разбойник, уже понимая всю тщетность своих попыток...
Непонятная, неведомая сила влекла его к жуткому артефакту... Хотелось взять чашу в руки, хотелось до дна осушить ее содержимое... Черт, это же не его желание, это просто магия!
Но руки сами тянулись к хрустальному кубку.
Это же яд... это смерть... даже хуже! Это вечное посмертие в плену у этого психа!..
Но с каждой секундой голос разума становился все тише...
Пей... Пей...
Как завораживающе играли рассветные лучи на поверхности напитка... Как переливались хрустальные грани...
И, повинуясь этой силе, Джеймс Кирк упал на одно колено и принял чашу из рук некроманта.
- Я почту это за честь, господин! - воскликнул он каким-то чужим голосом и поднес чашу к губам...
Глава 10.

Когда Генри упал с перерезанным горлом, Кристоферу пришлось принять командование. Вот уж к чему мужчина никогда не стремился... Да кто его теперь спрашивал?..
Каким чудом им удалось пробиться во дворец, рыцарь и сам не понял. Но судя по тому, что мертвые воины по-прежнему атаковали, разбойники потерпели неудачу в поиске темной реликвии... Так что эта маленькая победа гвардейцев, похоже, была напрасной.
Хотя, как сказать? Рассудив, что лучшее, что они сейчас могут сделать - это освободить пленных, Пайк начал прорываться к лестнице, ведущей в подземелья.
Здесь, в ограниченном пространстве, степняки были не столь страшны. Может, убить их и невозможно, но особой ловкостью они не отличались, временами начиная мешать друг другу в узких коридорах замка.
Хотя когда лестница показалась в поле зрения, Пайк уже едва держался на ногах. Что ж, все-таки возраст дает о себе знать, не мальчик уже... Может, в отставку подать, когда все закончится?
Хотя какая к лешему отставка?.. Тут бы еще пару минут продержаться...
Лестница кончилась, и Кристофер едва успел увернуться от атаки очередного мертвеца. Боже, как надоели, честное слово!
Рыцарь старался на время забыть о том, ценой скольких жизней им дался доступ к камерам, потому что если обернуться и посмотреть на едва ли не вдвое поредевший строй, то становилось совсем паршиво... Как только они оказались внизу, он приказал запереть вход в темницы. Узкий полутемный коридор не был рассчитан на такое количество людей внутри, и сразу возникло ощущение, что не хватает воздуха...
- Вырубайте двери! - приказал рыцарь и сам принялся взламывать ближайшую камеру...
Он уже знал, что нужно делать дальше. Один из подземных ходов, которых под замком было немало на случай осады, вел на главную площадь. Сингху с его мертвяками об этом знать неоткуда, так что пусть появление рыцарей станет для него сюрпризом. Может, им и не победить, но пусть знает, что гвардия не сдается...
Дверь наконец поддалась, и Пайк не поверил своим глазам.
- Господин Первый генерал! Примите командование! - отрапортовал он с самой неуместной улыбкой. Кристофер знал Спока с первых дней его службы и известие о его смерти перенес нелегко.
То, что вечно лезущий в самую гущу сражения вулканец оказался жив, было чудом.
Ну что ж, пожалуй, сейчас самое время для чудес...

***

Когда тяжелая, окованная металлом дверь подалась под ударами алебарды, Гейла, не задавая вопросов, бросилась к выходу вслед за остальными. Если гвардейцы пробились в замок и освобождают пленных, значит, сейчас она увидит Джима, ведь он должен быть в одной из камер...
Но вот с грохотом распахнулась последняя дверь. Маленькая камера оказалась забита ополченцами, выжившими при штурме города. Но сколько дриада не вглядывалась в лица горожан, а найти в толпе знакомое лицо не могла...
- Я еще раз проверю темницы! - предупредила она и стала продираться сквозь вереницу гвардейцев.
- Времени нет! Тут сейчас будут степняки. Нужно выбираться! - кто-то из рыцарей преградил ей дорогу и подтолкнул в обратном направлении.
- Вот и выбирайтесь! А я без Джима никуда не пойду! - к горлу медленно подступала волна паники. Что с ним, черт возьми?! Гвардейцы проверили все, выводили даже тяжело раненных, кто едва мог передвигаться, так почему здесь нет Кирка?!
- Гейла, он прав, - Скотти взял ее за руку. - Джима здесь нет, а дверь долго не выдержит! Задержимся - и эти твари нас перебьют...
Она знала, что он прав, но к выходу из тоннеля разбойнику пришлось тащить ее почти насильно. Она что-то говорила, пыталась объяснить, но смысла в этом уже не было. За спиной где-то в отдалении рухнула дверь... Значит, мертвые воины уже попали в подземелье. Возвращаться нельзя...
Факелов не хватало, и идти приходилось почти на ощупь. Впрочем, заблудиться было нельзя, коридор становился все уже, а вскоре ощутимо пошел в гору. Воздуха отчаянно не хватало... Потом впереди замаячила тонкая полоска света.
Дриада потерянно наблюдала, как генерал Спок поворачивает какой-то рычаг на стене, запуская подъемный механизм. Проржавевшая решетка поползла вверх. Еще несколько шагов, и Гейла оказалась в узком проулке. Она уже бывала здесь и знала, что выходит он прямо на главную площадь столицы. Часть гвардейцев осталась у выхода из тоннеля, стремясь блокировать оставшихся внутри степняков. Гейла одной из первых побежала к площади. Терять дриаде теперь было особо нечего, а желание добраться до предводителя захватчиков росло с каждой секундой.
Однако, выйдя из проулка, дриада увидела лишь толпу горожан.
Стремясь разглядеть, что происходит, она начала пробираться к центру площади. Черт, всего три дня назад она это уже делала... Так и привыкнуть не долго...
А потом ее глазам открылся все тот же эшафот. Радость при виде Кирка мгновенно сменилась ужасом. Она поняла, что происходит.
Рядом замер идальтский генерал, что-то прокричал вездесущий придворный лекарь, стремясь остановить неизбежное...
С появлением гвардейцев на площади начался беспорядок, толпа расступалась, мертвые воины начинали окружать рыцарей...
Но двое людей на эшафоте словно не замечали происходящего...
Длинная прямая фигура некроманта с воздетой вперед рукой даже не шелохнулась. Преклонивший колени Кирк подносил к губам хрустальный кубок...
Гейла пробивалась к нему и уже знала, что не успеет. Что вот сейчас, через мгновение его не станет... Даже хуже... Он станет одним из этих жутких существ. Яркие, убийственно живые голубые глаза станут пустыми и белыми...
Лучше бы она убила его тогда...

***

Мир вокруг стремительно тускнел, теряя краски, из всех звуков остался только голос Нуньена Сингха... Его господина.
Что же ты медлишь? Пей!..
И последние крупицы самоконтроля растворялись в его завораживающем голосе. Хрустальный край чаши коснулся губ...
- Твою мать, ты озверел?! Не вздумай! - Отчаянный крик пробился откуда-то издалека... Почему этот голос кажется знакомым?..
Невероятным усилием Джим поднял глаза от поверхности артефакта. Лица... Кажется, когда-то он уже видел их... Они что-то для него значили... Женщина с оливковой кожей и огненно-рыжими волосами... Кажется, он знал ее... И даже... любил?..
Нет. Не он... Кто-то другой. Кто-то, кого звали Джеймсом Кирком. Ведь любовь - это для живых, а он...
Боже, кто он?.. Что он?..
Бледный молодой мужчина в запятнанном зеленой кровью одеянии... Они уже встречались?
Перед глазами плыли невнятные, размытые образы. Звон стали, отчаянный рывок, и алая кровь на белом камзоле смешивается с изумрудной... уважение, восхищение...
Откуда все это?..
Почему так медленно течет время? Движения людей кажутся заторможенными...
Пей!
Высокий мужчина, явно прибывший откуда-то с юга... Он знает его? Почему он выкрикивает его имя?.. Или уже не его?..
Пламя костра, перебор струн, сидящие рядом люди... Как много они для него значили...
Лица, лица, лица... Их так много... Целая страна, за которую он готов был отдать жизнь...
Но теперь его жизнь принадлежит господину! Или?..
- Да пошел ты!
Хрустальный кубок выпадает из разжавшейся руки, разбиваясь вдребезги. Черное вино медленно впитывается в невощеные доски эшафота, которые сразу начинают дымиться.
Воины с волчьей головой на одежде рассыпаются пеплом.
Словно во сне Кирк видел, как меняется лицо хана. Как на нем проступает нечеловеческая какая-то ярость.
Колдун что-то выкрикнул, и наступила темнота.

***

Как только мертвые захватчики начали исчезать, Спок первым побежал к центру площади, но какая-то сила отбросила его назад.
Некромант вскинул ладони, и генерал почувствовал, как дрожит земля под ногами. С грохотом обвалилось одно из зданий. Толпа качнулась назад, кто-то закричал.
Голос темного мага эхом разносился над площадью. Спок поднял глаза и увидел, как в небе с неестественной скоростью формируются тучи, сливаясь в подобие черной воронки.
Спок вновь попробовал приблизиться к Сингху, но наткнулся на невидимую преграду.
В эту секунду хан был по-настоящему страшен. Его ярость разрывала душу и мешала трезво мыслить...
И если ничего не предпринять, это существо уничтожит город.
Спок окинул взглядом меняющееся небо, распростертое на эшафоте тело Кирка, мертвого короля, испуганных людей...
Ледяное спокойствие вулканца дрогнуло...
- Хан!.. - выкрикнул он, не узнавая собственного голоса, и незримая стена рассеялась под взглядом генерала...
Глава 11.

Меча у Спока не было, но это уже не имело никакого значения. Даже будь у генерала оружие, он не пустил бы его в ход... На это не было ни сил, ни времени. Черная воронка продолжала неумолимо расти, закрыв уже полнеба.
Вулканец глубоко вздохнул, отгоняя от себя сомнения. То, что он собирался сделать, было не просто опасно... Это было еще и нарушением всех возможных законов вулканской расы.
Но человек, стоящий на эшафоте, должен умереть, и цена уже не важна.
Вулканец прикрыл глаза и потянулся к разуму некроманта, устанавливая ментальный контакт. Занятый сплетением заклинания хан не успел закрыться...
Мир стремительно потемнел и начал искажаться.
Дикая, разрывающая изнутри ярость, разочарование, обида... Все это хлынуло в душу, едва не поглотив самоконтроль Спока.
Слияние разумов с некромантом - что может быть страшней и отвратительнее? Позволить всей той грязи, которую это существо носит в душе, коснуться тебя... Для чувствительного вулканца это было худшей пыткой.
Вот только связь эта была двухсторонней. Спок точно знал, что сейчас Сингх чувствует то же, что и он. Он видит мир его, Спока, глазами...
Полуразрушенный город, мертвые тела, несчастные, больные глаза людей, потерявших близких... Закаменевшие плечи идальтской принцессы, не отводившей взгляда от мертвого короля, Гейла, безуспешно пытающаяся пробиться к неподвижному Кирку сквозь незримый барьер... Залитая кровью мостовая...
Я не хотел, чтобы вышло так! Я пытался избежать этого! Я лишь хотел получить то, чего заслуживаю... - жалкие попытки самооправдания.
Неважно, чего ты хотел. Важно - что ты сделал. Смотри. Не отводи глаз, от себя не спрятаться! Смотри внимательно! Видишь? Чувствуешь? Все то, что чувствую я... Что чувствуют все они... Вспомни Альгору, которую ты смел с лица континента, людей, по трупам которых ты прошел на пути к своей цели. Вспомни, как падали мои друзья, когда твои марионетки протыкали их насквозь. Как улицы моего города заливала кровь. Как каменные стены, падая, погребали под собой людей. Как в человеческих глазах появлялась обреченность... Вспомнил? Все это - сделал ты...
Спок почувствовал, как сознание затапливает слепой ужас, он едва успел разорвать контакт.
Перед глазами медленно прояснялось. Он снова был только собой. Чужой страх, чужая боль и чужое чувство вины исчезли. Вот только генералу хватало и собственных...
Вина перед людьми, которых он вел умирать, которых не смог защитить. Перед королем, которому присягал на верность...
Спок с невероятной ясностью понял, что когда все закончится - ему придется оставить свой пост.
Просто он никогда больше не сможет кого-то убить. Даже из самозащиты, даже ради Идальта. Не сможет. Увидев смерть глазами некроманта, он хотел одного - никогда больше ее не видеть.
Тучи над головой рассеивались, и солнечный свет мягко ложился на центральную площадь идальтской столицы.
Мертвое тело Нуньена Сингха лежало у помоста.
Очевидно, не выдержало сердце, хотя, наверно, нужно потом уточнить причину смерти у Леонарда МакКоя. Впрочем, это уже неважно.
Важно то, что они выстояли.
Глубоко вздохнув, генерал направился к принцессе. Краем глаза он видел, как Джеймс Кирк, что-то невнятно пробормотав, пытается подняться.
В эту секунду неподъемная тяжесть в груди вулканца стала чуточку легче...

***

- Ай! За что? - обиженно надулся Кирк, потирая ладонь.
- Я кому говорил не чесать? - МакКой придирчиво оглядел спину пациента. Заживало хорошо. Похоже, мальчишка отделается шрамами. Это ему повезло, могло быть куда хуже.
- Но, Боунз! Она же чешется! - выложил Джим железный, по его мнению, аргумент.
Лекарь устало вздохнул. Прошло уже почти две недели, но работы было все еще невпроворот. Хотя раненные, по большей части, шли на поправку, и это радовало...
- Ладно, ты уже в норме. Можешь снова начинать вести неправильный образ жизни и лезть в новые неприятности, - подытожил он.
Кирк радостно заулыбался.
- В общем, давай так: я сейчас на пару минут отвлекусь на что-нибудь, а ты возьмешь ключи, которые я случайно забуду на столе, и внезапно сбежишь. И если тебе опять нужен мой кошелек, то он лежит рядом с ключами, - Леонард сам не верил, что говорит это, но Кирк же один хрен сбежит... А так, глядишь, хоть не покалечится, выбираясь через окно...
- Зачем? - разбойник удивленно распахнул свои голубые глазищи. - Я ж под амнистией!
- И что, хочешь сказать, ты не рванешь обратно в Серую Топь развлекаться разбоем?! - изумился лекарь.
- А зачем? На троне теперь Кэрол. Это она только с виду - блондинка, а на самом деле, смотри, всего две недели правит, а сколько уже дельных реформ провела! Нет, с ней я за Идальт спокоен.
- То есть ты хочешь сказать, что спокойно осядешь в городе и перестанешь действовать всем на нервы? - с надеждой уточнил МакКой.
- Нет, конечно! Есть идея получше! Кстати, тебя она тоже касается...
- Боже упаси! - ужаснулся Леонард. - Не пытайся втянуть меня в свои авантюры. Я - лекарь, а не сумасшедший искатель приключений.
- Ай, да ладно тебе! Будет весело, вот увидишь!
МакКой не успел высказать, что он думает про джимово "весело", потому что в комнату вошла сама королева Идальта. Иначе бы он нашел, что сказать...

***

Она жестом остановила его попытку подняться. Кирк в очередной раз отметил, как сильно изменилась Кэрол за это короткое время. Изменились и голос, и походка... Появилась в ее лице какая-то зрелость, что ли. Может, даже мудрость.
- Доброе утро, Джеймс. Мне нужно поговорить с вами. Вы уничтожили мертвую армию, и я хотела бы вас поблагодарить.
- Ой, да вы что? Я даже не специально! - отмахнулся бывший разбойник.
- Вы пытались спасти моего отца, несмотря на все, что он с вами сделал... - продолжила девушка, словно не слыша его. - Я дарую вам рыцарство. Более того, генерал Спок сложил с себя полномочия. Я хотела бы, чтобы вы заняли его место и возглавили гвардию.
Кирк подавился воздухом и в ужасе замахал руками.
- Не-не-не! Ваше Величество, я на такое не подписывался!
- Вы отказываетесь?
- Еще бы!.. Ну не умею я строем ходить, правда, какой из меня гвардеец?
Кэрол не выглядела удивленной. Похоже, предполагала что-то в этом роде.
- Тогда чего бы вы хотели в награду за все, что сделали?
В любом другом случае Кирк бы от награды вообще отказался, но сейчас было кое-что... Он так долго хотел этого, а теперь вот выпала возможность...
Он указал рукой на стену.
- Видите?
- Карту мира? - удивилась королева.
- Мира? Там отмечены только наш континент, да пара ближайших островов! Разве это весь мир?
- А чего вы хотели, дальше никто не плавал!
Еще бы. Мореходство на континенте не развито, это факт. Корабли в основном ходят вдоль берега и почти не суются в открытое море.
- Вот-вот. Не пора ли это изменить? Я хотел бы, чтобы вы снарядили корабль. Хочу открывать новые миры... Представляете, земли, куда не ступала нога человека...
Кэрол окинула его непонятным каким-то взглядом и кивнула.
- Я сделаю, как вы просите.

@темы: Star Trek Reboot, Star Trek, фанфики

URL
   

riba-ersh

главная