Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:30 

Проснуться... Часть 1.

Автор: Рыба ерш
Беты (редакторы): Рейнджер по жизни
Фэндом: Звездный путь: Перезагрузка
Персонажи: Кирк, Спок, МакКой, Ухура, Чехов, Хан и т.д.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Драма, Детектив, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Миди, 40 страниц
Статус: закончен

Описание:
Жизнь Джеймса Кирка была лишена смысла изначально. Не потому даже, что он представитель социального дна, а с недавних пор - еще и наркоман... Просто в XXI веке человечество еще не начало всерьез осваивать космос. Так что единственная его мечта обречена остаться несбыточной. А звезды зовут вверх, им плевать, что способа до них добраться еще не придумали...

Публикация на других ресурсах:
Только предупредите.


Глава 1.

То ли время не то, то ли место...
И от этого не сбежать...
Мне на целой планете тесно,
И, как будто, нечем дышать...


Джим оглядел переулок и, не найдя ничего стоящего, двинулся в сторону шоссе. Он здорово замерз и порядком проголодался. Да и до начала ломки уже не так далеко... Если сейчас не найти где-нибудь денег, то она неизбежна. Черт, быстро же он подсел... А ведь не собирался. Просто хотелось попробовать. Надеялся, что постоянная, совершенно иррациональная тоска по несбыточному немного отпустит под действием кокаина. Черта с два! Ни хрена его не отпустило, да еще и зависимость появилась до обидного быстро...
Возле заправки Кирк приметил молодую женщину, вылезающую из весьма недешевой машины. Что ж, дамочка явно не бедствует, так что от нее не сильно убудет... "Случайно" на нее налетев, Джим принялся извиняться.
- О, мэм, простите, я вас не заметил... Вы не ушиблись? - при этом парень, естественно, отряхивал ее дорогое пальто, проверяя карманы.
На серьезный улов Джим не рассчитывал, кошелек красотка, наверняка, носит в сумке... А вот мобильник... Да, телефон обнаружился во внутреннем кармане. Ну и сотня баксов, которую женщина, очевидно, приготовила, чтобы расплатиться за бензин, обнаружилась там же.
Ну что ж, не так плохо. Телефон он потом загонит приятелю, который охотно скупал краденое. По дешевке, правда, скупал, но зато не сливал копам...
Удалившись подальше от заправки, Кирк купил сандвич и, перекусив, направился в самый злачный ночной клуб в этом задрипанном районе. Там можно было взять пару грамм порошка...
Короче, вечер был относительно удачным, ничто не предвещало неприятностей. Уже выходя из прокуренного полуподвального помещения, где музыка долбила по ушам так, что Кирк не выдерживал этого дольше пяти минут, он немного расслабился. Определиться бы еще с местом для ночевки, и можно будет...
Грохот бьющихся стекол и выстрелы застали Джима врасплох. Вот черт, он знал, что этот хренов притон рано или поздно накроют, но почему именно сегодня?! Что может быть глупее, чем случайно попасться во время такой вот облавы?.. Он бросил быстрый взгляд на дверь клуба. Оттуда уже выводили хозяина заведения. Понимая, что ничем хорошим это не кончится, Джим бросился в сторону лесопарка. Там его точно никто не догонит...
За спиной слышался вой полицейских сирен, очевидно, сектор отцепляли. Вот черт!
Кирк на всякий случай скинул украденный сегодня мобильник и пакетик с дурью в дупло какого-то чахлого дерева, набитое мусором. Не хватало еще, чтобы его с этим взяли... Он был уже почти возле входа в парк, когда из-за гаражей показалась фигура в полицейской форме.
- Капитан Спок, полиция. Остановитесь, - тон у совсем еще молодого копа был очень деловым и очень спокойным. Хм, интересно, за какие заслуги в таком возрасте "капитана" дают?
- Да пошел ты... - бросил Кирк, перепрыгивая через ограждение.
Однако, как выяснилось, с физической подготовкой у офицера проблем не было. Он оказался за спиной Джима почти мгновенно. Отчаянное, но не слишком умелое сопротивление Кирка было подавленно без больших затруднений, щелкнули наручники...

***

Отключив ненавистный будильник, Ухура откинула одеяло. Спать хотелось неимоверно, а еще больше хотелось врезать по постной физиономии своего нового командира, из-за которого, собственно, ее жизнь и превратилась в беспросветную рутину, прерываемую на сон изредка и ненадолго. Идя работать в полицию, Нийота, как и все в ее возрасте, представляла себе погони за опасными преступниками, спасение заложников и прочие подвиги... Получалось пока иначе. Детектив Спок заваливал ее документацией по самое не могу, а вот участия в каких-то серьезных операциях ей пока не доверяли... Может, это пока она первый месяц работает? Хотя не факт, что потом что-то изменится... Во всяком случае, уставшим и замученным Споком ходит весь отдел. Сулу вот рассказывал, что народ обычно после пары месяцев работы с этим монстром увольняется или просит о переводе. Сам Хикару не сбежал еще только потому, что никто, кроме Спока не взял бы к себе в отдел сына мафиози.
Нийота на чистом автопилоте добралась до кухни и запустила кофеварку. Нет, определенно, при таком графике до выходных она не дотянет. Вчера вот ей в кои-то веки доверили вести допрос подозреваемого. Девушка сначала обрадовалась, загорелась энтузиазмом... Дура, блин. Подозреваемый оказался виновен в паре мелких краж, ну и в употреблении кокаина. Ах да, еще в сопротивлении органам правопорядка в лице детектива Спока. Ну за последнее она была почти благодарна потрепанного вида парню, одарившему ее ненавистное начальство очаровательным фингалом.
Господи, чем они занимаются?.. Ловят какую-то шпану, по большому счету, никому не опасную, в то время как в мире почти каждый день гремят новые теракты... И это отдел борьбы с организованной преступностью... Обидно, честное слово!
Арестованный, назвавшийся Джеймсом Кирком (документов при нем не было), ухитрился затянуть стандартную процедуру допроса на четыре часа, при этом в край достав и без того уставшую за день Ухуру. Однако, несмотря на острое желание придушить Кирка, ей совсем не хотелось, чтобы парень оказался в тюрьме. Жалко как-то... Он ведь ничего такого не сделал. Ну, в смысле, наркотики он не распространял, только сам употреблял, пара ворованных мобильных телефонов - тоже не повод ломать человеку жизнь. Обиднее всего, что мужчину, у которого Кирк и брал кокаин, посадить, скорее всего, не удастся... Его адвокат нарисовался в дверях уже через час после ареста...
А у Кирка явно не было ни адвоката, ни денег на него.
- Может, все-таки отпустим? - робко предложила Нийота, поймав в коридоре Спока.
- Сержант? - он непонимающе посмотрел на нее своими темными глазами. Ухуре всегда хотелось провалиться под землю, когда он так смотрел...
- Ну, вы, правда, думаете, что он заслуживает тюрьмы?..
- Мисс Ухура, если я вас правильно понял, вы предлагаете мне нарушить закон, проигнорировав свершенные мистером Кирком правонарушения? - темная и до обидного изящная бровь капитана взметнулась вверх.
- Нет, я... ну, может, там исправительные работы или...
- Сержант, я не намерен умалчивать что-то из действий арестованного. А определять степень ответственности будет суд. Наше с вами дело - ловить преступников. Дальше - юрисдикция судебных органов власти. И я надеюсь больше не услышать от вас подобных предложений.
- Да, сэр... - хмуро выдавила она, удаляясь. - Чертов компьютер... - прошептала она, когда ее уже нельзя было услышать.
- И да, мисс Ухура, наверно, мне стоило предупредить раньше: у меня очень острый слух.
Вот блин!

***

Когда, после суток в КПЗ, к нему зашел уже знакомый капитан, Кирк уже догадывался, чем все закончится. Давать свидетельских показаний против тех, у кого брал наркоту, Джим не стал, и это вряд ли добавляло ему шансов избежать тюрьмы. Да и сопротивляться при задержании, наверно, не стоило...
- Доброе утро, мистер Кирк, - поприветствовал полицейский, глядя на Джима так строго, словно тот, как минимум, угрожал ядерной безопасности страны...
- Салют! - откликнулся парень.
- Ваша личность подтверждена, вы действительно являетесь Джеймсом Тиберием Кирком.
- Спасибо, кэп, я в курсе! - отмахнулся арестованный. Черт, а руки-то как трясутся... Да уж, абстинентный синдром, мать его... Хорошо еще, что подсел недавно, а то могло и куда хуже быть...
- Ваше дело передано в суд, вас скоро вызовут. Будьте готовы, - предупредил офицер, покидая камеру.
Вот угораздило нарваться именно на этого дотошного типа со внешностью профессионального ботаника! Любой другой бы с Джимом даже заморачиваться не стал, а этот... На новые звезды выслуживается, что ли?.. Ладно, было бы что терять... Тюрьма? Да если разобраться, весь этот чертов мир - одна большая тюрьма! Так что, какая вообще разница?..
Слушания, бумажная волокита и прочие формальности заняли меньше недели... В суде Кирк не пытался оправдываться, а просто развлекался тем, что доводил своими репликами участников. Это помогало отвлечься от головной боли и тошноты. Жутко хотелось добраться до заветного пакетика с белым порошком, но теперь такая возможность могла не скоро представиться...
Решение суда было, как Кирк и предполагал, неутешительным: четыре месяца тюремного заключения, впрочем, с возможностью выйти под залог. Забавные ребята, эти судьи! Были бы у Джима деньги на залог, на кой бы черт он воровал мелочь по карманам?
Ладно, четыре месяца это не так уж сложно. Есть даже плюсы: в камере не так холодно, как на улице, еда, опять же, бесплатная... Вот только звезд там не видно... А в остальном - могло быть хуже...
Глава 2.

- Дорогой, ты уже слышал про эти ужасные взрывы?!
- Да, мама, я ознакомился с новостями, - кивнул Спок, делая глоток чая.
- Так ужасно, более двухсот жертв! Неужели правительство ничего не может сделать?!
Спок не любил отвечать на риторические вопросы, поэтому просто неопределенно повел плечами.
Эти взрывы высокой мощности начались несколько месяцев назад. Сначала Токио, потом Париж, Куба, Пекин... И вот теперь, после трехнедельного перерыва, когда люди уже начали думать, что кошмар закончился - череда взрывов в Санкт-Петербургском метро... Везде один и тот же почерк. И ни одна террористическая организация не взяла на себя ответственность. Защита на всех хоть немного важных объектах постоянно ужесточалась, но преступник каким-то образом ухитрялся ее обходить. Такими темпами весь мир скоро на военное положение перейдет...
Допив остывший чай и приведя себя в порядок, детектив отправился на работу.
Он не дошел всего пару кварталов, когда его остановил Кристофер Пайк, его бывший начальник, а ныне - очень высокопоставленный офицер в отделе госбезопасности.
- Доброе утро, сэр, - кивнул Спок, пытаясь понять, что означает этот взгляд Пайка.
- Нужно поговорить.
Хм, это интересно...
- Как пожелаете, но через двадцать одну минуту мне необходимо быть на рабочем месте, - Спок требовал пунктуальности от своих подчиненных и не собирался опаздывать сам.
Кивнув, Пайк увлек его за здание магазина - подальше от камер.
- Тебя сейчас вызовет Александр Маркус.
Спок попытался остаться спокойным, но бровь предательски взметнулась вверх, почти скрывшись под челкой. Кто вызовет?! Генерал Маркус?! Да Спок за все годы службы его видел только по телевизору... Человек с почти неограниченными полномочиями и весьма радикальными методами... Зачем ему вызывать рядового сотрудника?
- Я не понимаю, сэр...
- Не перебивай. Тебе предложат участие в одной весьма непростой операции... В ЦРУ наводили справки, искали кандидатов. Ты их чем-то устраиваешь. Вопрос государственной важности...
Спок редко улыбался. Собственно, почти никогда. Но сейчас удержаться от этого оказалось выше его сил... Неужели наконец-то ему представится шанс заняться настоящим делом? Чем-то действительно стоящим... Голос Пайка прозвучал отрезвляюще.
- Откажись.
- Сэр?
- Спок, ради Бога, хоть раз в жизни послушай меня! Откажись!
- Но почему?!
- Да потому что здесь что-то не чисто! Что у них в ЦРУ, своих сотрудников нет?! Почему он выбрал тебя? И это уже не говоря о том, что ни ты, ни твоя зеленая команда не готовы столкнуться с тем, что от вас потребуется! Спок, я все понимаю, ты перспективный офицер, от тебя многого ждут... Но сейчас от тебя потребуют невозможного!
Капитан какое-то время стоял молча, анализируя услышанное.
- Я подумаю над вашими словами. Спасибо... - наконец сказал он и, дождавшись хмурого кивка, направился в отдел.
Пайк оказался прав. Еще до обеда Спока вызвали к генералу. Детектив не верил в предчувствия, интуицию и прочие недоказанные явления. Но прислушайся он хоть на миг к внутреннему голосу, наверно, подал бы рапорт на увольнение прямо сейчас...
Воспользовавшись техникой нервно-мышечной релаксации Джекобсона, Спок заставил себя успокоиться. Поправив форму, он взял служебный джип и направился в Главное управление.
Охраны на проходной было столько, что хватило бы укомплектовать какую-нибудь заставу в зоне боевых действий... У Спока проверили документы, сняли отпечатки, подтвердили личность через компьютер, после чего - тщательно обыскали и, лишь тогда, пропустили внутрь.
- Господин генерал, капитан Спок по вашему приказу...
- Садитесь, капитан, - Александр Маркус протянул ладонь для рукопожатия. Будь на месте Спока кто-то другой, здорово бы смутился от этого простого приветствия...
- Давай сразу перейдем к делу, - предложил генерал, одновременно переходя на "ты".
- Как пожелаете.
- Ты ведь слышал про все эти взрывы?
- Полагаю, о них все слышали, сэр.
- Верно. Может, у тебя есть какие-нибудь идеи? Для чего все это делается, как считаешь?
- Я не обладаю достаточной информацией, чтобы выдвигать гипотезы, сэр.
Было видно, что ответ генералу понравился.
- А если я дам тебе эту информацию? Всю, которой располагает наш отдел? Я видел твою характеристику, опрашивал твоих коллег... Ты кажешься мне подходящей кандидатурой.
- Я польщен, сэр. Однако не уверен, что готов оправдать такую степень доверия, - Спок говорил спокойно, но это давалось не легко. Эти взрывы унесли жизни полутора тысяч человек! А сколько еще унесут?.. И если он, Спок, может хоть чем-то помочь остановить это... Да он готов был на все. Действительно на все. Даже проигнорировать предупреждение Кристофера Пайка, человека, которого всегда уважал и ценил...
- Ты отказываешься?
- Нет! - выдохнул он раньше, чем успел задуматься об этом. - Я сделаю все, что в моих силах.
- Хорошо. По нашим данным, все эти диверсии - деятельность не какой-либо организации, а одного человека. Нам известно о нем не так много, как хотелось бы, но вся имеющаяся информация будет в твоем распоряжении. Его имя - Джон Харрисон. Ознакомься с данными, завтра жду тебя здесь, обговорим подробности. И, капитан, я надеюсь, ничего из того, о чем ты прочтешь, не станет известно еще кому-то...
- Разумеется. Я могу идти?
- Можешь. Тебя проводят в архив.
- До свидания, сэр.
- До завтра, капитан.

***

- Еще одну карту. Ха! Блэк-джек! Ребята, я снова выиграл! - Кирк очаровательно улыбнулся товарищам по несчастью. Далекая от интеллектуальности карточная игра ему уже порядком поднадоела, но это все равно было лучше, чем тупо смотреть в стену и медленно сходить с ума. В этом гостеприимном месте Джим находился всего-то второй день, но уже неплохо общался с сокамерниками. Для человека, выросшего в детдоме, влиться в подобную компанию было не сложно.
- Везучий же ты, зараза! - беззлобно возмутился один из проигравших.
- И не говори! Сам себе завидую! - ухмыльнулся Кирк, игнорируя желание горько рассмеяться. Везучий... Боже, если бы кто-нибудь знал, как хреново быть Джимом Кирком... Но никто не узнает, незачем. Проще продолжать улыбаться. Не для сокамерников, нет... Даже не для себя... Просто не хотелось бы без боя сдаваться судьбе, которая так с ним обошлась. Джим не смог бы сейчас сказать, от чего его ломает больше: от желания принять дозу или от невозможности хотя бы увидеть проклятые звезды... Пусть не отправиться к ним, но хоть издалека посмотреть...
Наверно, это было каким-то психическим отклонением или чем-то в этом роде, но Джима тянуло к этим огонькам так, словно там был его дом... Словно только там он и мог быть счастлив... В детстве он, по глупости, рассказал об этом приятелю, потом пожалел. Посмеивался над "недоделанным Гагариным" весь детдом. Ну, ровно до тех пор, пока Кирк не научился пресекать такие вещи. А научился он быстро... Так в одиннадцать лет Джим оказался поставлен на учет в детскую комнату полиции...
- Еще кон? - предложил Джеральд.
- Не. Сейчас уже на обед идти... - отказался Кирк, у которого от неприятных мыслей пропало всякое желание играть.
Впрочем, после обеда стало совсем не до воспоминаний. Еще ковыряя гнутой ложкой в том, что здесь называли едой, Джим начал ловить на себе весьма недвусмысленные взгляды компании, сидящей за соседним столом. Вот же черт! Об этой проблеме Кирк как-то и не задумывался, а ведь с бывшими заключенными общался не раз... Изнасилование - дело тут вполне обычное. Джима передернуло от омерзения, содержимое тарелки, и раньше напоминавшее по вкусу пластик, совсем перестало казаться чем-то съедобным...
Нет, он думал, что ему давно на все плевать, и готов он уже на все, но... Нет. Есть все-таки какие-то рамки, за которые он никому не позволит выйти...
Вот только станут ли его спрашивать?..
Спрашивать его не стали. Его подловили на кухне, сегодня была его очередь мыть хренову посуду... Четверо мужчин вышли из-за стеллажа почти бесшумно...
- А ты симпатичный! - заметил один из них.
- Спасибо! - лучезарно улыбнулся Джим. - Я в курсе, - он действительно был в курсе, что его внешность весьма привлекательна. И сейчас его это совсем не радовало...
Один из парней, очевидно, главный, сделал шаг вперед.
- Ты не понял, малыш. Ты мне нравишься! - Кирк подумал, что если бы он все же впихнул в себя обед, то его бы сейчас точно вырвало.
- Да нет, радость моя, это ты, походу, не понял. Я не по этой части. То есть: не гомосек и не зоофил. Так что вы, ребята, меня точно не заинтересуете.
Интересно, получилось у него за насмешливым тоном скрыть страх? Да что там, почти ужас...
Парень сделал к Джиму еще один шаг, не переставая улыбаться.
Ну, ладно, по-хорошему им не объяснить...
Резко разворачиваясь, Кирк ударил в лицо противнику алюминиевой кружкой. Не Бог весть, какой кастет, но лучше чем ничего... Плеснуть мыльной водой в глаза следующему... Стоп, а тут же где-то и кипяток был! А вот и он... Кхм, наверное, жестоко получилось... Джим готов был драться до последнего. Дольше, чем до последнего... В силу среднего телосложения, он никогда не считал себя особо серьезным бойцом... Но сейчас откуда-то силы взялись...
Да, так ребята понимали гораздо быстрее. По крайней мере, они явно отказались от идеи поразвлечься с Джимом и теперь просто и незатейливо пытались набить ему морду. Ну, тут у них были все шансы, все-таки один на четыре - расклад заведомо проигрышный... Ну это уже не критично и не впервой...
Наверно, они очень громко шумели, потому что топот охранников в коридоре послышался довольно быстро. Наверно, это и спасло Кирку жизнь. Его противники быстренько удалились, не желая иметь дело со смотрителями. Сам Джим тоже не против был удалиться, но встать упорно не получалось.

***

МакКой домучил отчет и откинулся в кресле. Его смена кончилась несколько часов назад, и он давно мог бы идти домой, но он не торопился. Ему было по большому счету все равно, где торчать: на работе или в съемной двушке, напоминавшей по габаритам одиночную камеру... Хотя, тут есть интернет, а там нету, так что рабочий кабинет все же предпочтительней... Со стороны можно было подумать, что МакКой любит свою работу... Нет, доктор ее люто ненавидел, но другой пока не было. Не всем нужен врач с ПТСР, травматическим расстройством психики. Еще один приятный сувенир, оставленный годом службы в Ираке. Ну, кроме аэрофобии и стойкой неприязни к правительству...
А здесь, в тюремном лазарете, работать хотели не многие. Во-первых, платили копейки, а во-вторых, контингент не ахти... МакКою уже не раз пытались угрожать, требуя всевозможные справки, щадящие режимы, признание недееспособности... Ага, нашли, кому угрожать. Леонард, в общем-то, мог ту самую недееспособность организовать... Навыки позволяли, да и свихнулся он достаточно, чтобы не думать о последствиях...
Так что репутацию здесь МакКой имел весьма громкую и неблагозвучную. Хотя, на это ему тоже было плевать. Насколько он знал, заключенные прозвали его "Боунзом", черт знает, почему. Впрочем, звучало не так уж плохо...
МакКой был занят разборкой документов, когда ему притащили нового пациента. Вот черт, ни минуты покоя! Теперь возись с ним... Работая на зоне, быстро перестаешь сочувствовать пациентам. Ну то есть трудно сочувствовать убийцам, насильникам и прочим представителям местной общественности. Меньше заключенных Леонард любил только начальника тюрьмы и правительство, объявившее войну Ираку...
Пациентом оказался совсем молодой белобрысый парнишка с разбитым лицом и, кажется, внутренними ушибами... Почему-то он показался доктору разительно непохожим на других заключенных. Где-то в душе даже шевельнулось почти забытое сочувствие... Стоило доктору коснуться запястья пациента, чтобы проверить пульс, как тот дернулся и попытался отстраниться. Ну, понятно, что с ним пытались сделать... Еще одна вещь, за которую МакКой ненавидел заключенных...
Однако открыв глаза - вернее один глаз, так как второй у него откроется еще не скоро, - и, очевидно, различив медицинскую форму МакКоя, парень заметно расслабился и даже попробовал вызывающе улыбнуться. Почему-то эта попытка скрыть боль и страх за напускной бравадой окончательно добила Леонарда. Вспомнилось, как улыбались ребята в его взводе перед тем чертовым вылетом, ставшим для многих последним...
Захотелось прикончить начальника тюрьмы, позволяющего здесь подобные вещи... А еще остро захотелось чем-то помочь этому мальчишке, о котором он даже ничего не знал... Не лекарствами, нет, это все и так понятно, свою работу он хоть и не любил, но выполнял на совесть всегда. Но сейчас, почему-то, хотелось сделать больше...
Глава 3.

МакКой еще раз оглядел спящего пациента и пошел заваривать себе кофе, чтобы не уснуть прямо в кресле. Смена-то давно кончилась, уже и до следующей не так далеко... Но оставить парня на попечение дежурной медсестры - склочной бабищи с третьей стадией ожирения, которая просто накачает мальчишку снотворным и вернется к чтению любовных романов - рука почему-то не поднималась. Леонард вообще боялся злоупотреблять препаратами в этом случае, естественно, он уже определил у пациента следы недавнего абстинентного синдрома, вызванного, судя по всему, наркотиками. Так что половина лекарств была ему откровенно противопоказана. Вот же, была охота возиться с этим голубоглазым наркоманом...
Убедившись, что парень проспит еще какое-то время, МакКой с чашкой хренового кофе вернулся за компьютер. Доступ к личным делам заключенных у доктора имелся, так что уже через несколько минут он знал короткую и не особо радостную историю под названием "биография Джеймса Тиберия Кирка". Прочитанное не особо поднимало настроение... Почему кому-то судьба сама преподносит все на блюдечке, а кому-то даже шанса не дает?..
Впрочем, Леонард давно не ждал от жизни справедливости...
Кирк завозился на кровати, пытаясь сесть.
- Не вертел бы ты башкой, повязка собьется, - предупредил доктор.
- Да и черт с ней... - заявил парень, потирая виски.
МакКой подошел к кровати, внимательно посмотрел на искаженное болью лицо пациента и протянул ему стакан с лекарством. Тот с подозрением его взял.
- Пей и ложись. Не перестанешь вертеться - накачаю снотворным, - пригрозил он.
- Не-а, не накачаете. Я - наркоман, снотворное может вызвать осложнения.
- Что-то ты больно умный для человека, который не окончил даже девяти классов, потому что сбежал из детдома... - проворчал Леонард.
Мальчишка независимо пожал плечами. Держался он напряженно, явно ждал какого-то подвоха... Может, потому что наслушался от сокамерников разных ужасов о тюремном докторе, а может, просто никому не доверял. Что ж, его можно было понять...
Леонард забрал у Джима пустой стакан и коснулся лба, проверяя, упала ли температура.
Парень от этого простого прикосновения вздрогнул и вжался в кровать, но тут же попытался вернуть себе невозмутимый вид.
- Расслабься уже. Если бы я хотел что-то с тобой сделать, у меня были все возможности. Ты тут часа четыре валялся в отключке. Подумай лучше о другом: тебе в тюрьме еще четыре месяца, а столько времени я тебя в лазарете продержать не смогу, даже если мне вдруг захочется. Скажи, ты действительно считаешь, что те парни, которые, пока ты спал, по очереди обращались сюда с травмами разной степени тяжести, оставят тебя в покое?
Джим побледнел, было видно, что ему эта мысль в голову еще не приходила. А те четверо, которых Кирк вполне художественно отделал, выглядели очень злыми... Один обратился с ожогами, сказав, что пролил на себя кипяток в столовой, один сломал нос, упав на лестнице, еще один - не заметил дверь... Мальчишка, надо отдать ему должное, неплохо справился. Хотя самому ему досталось куда сильнее...
И судя по неумело скрываемому страху сейчас, он отлично понял, что, когда вернется к другим заключенным, ему конец. Будут мстить, и притом жестоко...
- Сколько у меня времени? - выдохнул он.
- Ну, несколько дней точно есть. А если перестанешь крутиться и, наконец, ляжешь, то попробую растянуть на пару недель, - пожал плечами МакКой. - За это время, может, что-нибудь и придумаем. Отдыхай пока...
В голубых глазах плеснулось недоверие, смешанное с удивлением и слабой надеждой. Почему-то в эту секунду Кирк выглядел совершенно беззащитным... Мальчишка явно не мог взять в толк, почему доктор пытается ему помочь. Хреновая у него, видать, была жизнь, если самая элементарная поддержка вызывает у него такую гамму эмоций...

***

Спок с трудом дождался назначенного времени. То, что он узнал, получив доступ к секретным файлам, окончательно убедило его принять предложение генерала Маркуса. О личности Джона Харрисона информации почти не было, но, исходя из данных, были все основания полагать, что террорист-гений впервые допустил ошибку. Его след удалось отследить. Спок провел анализ информации и пришел к выводу, что следующим местом, где объявится Харрисон, будет Сан-Франциско. Это был их первый и, возможно, единственный шанс покончить с этим человеком... Спок был готов на все, чтобы его не упустить.
Генерал, выслушав его, кивнул, соглашаясь с выводами.
- Есть одна сложность, - сказал он, помолчав. - Мне запрещено задействовать в этом деле ЦРУ. В файлах, которые ты читал, об этом не написано, но информация, увы, достоверная... Кто-то в этой структуре связан с Харрисоном. Поэтому о происходящем почти никто не должен знать. Работать тебе и твоим людям придется самостоятельно. Вы вылетите в Сан-Франциско через два дня. За это время я организую вам документы, и определим состав группы. Я хочу, чтобы ты согласовывал со мной все действия до мельчайших деталей.
- Разумеется, сэр, - кивнул детектив. Известие о том, что преступник имеет источник информации в ЦРУ, его не удивило. Было бы странно, если бы Харрисону удавалось раз за разом добиваться своего, не имея при этом совсем никакой поддержки.
- И еще одно... - Александр Маркус внимательно посмотрел на Спока, отчего даже невпечатлительному капитану показалось, что его только что просветили рентгеном. - Можно сказать, что это личная просьба. У меня есть основания полагать, что Харрисон занимается разработкой нового вида оружия. И занимается успешно. При нем должен быть электронный носитель информации, где хранятся его разработки. Ты понимаешь, что будет, если эти данные попадут не в те руки?
Спок представил. Стало как-то не по себе. Что за оружие мог создать человек, способный держать в страхе весь мир?..
- Формально, в случае поимки Харрисона, ты должен передать носитель, как вещдок. Но я никому не доверяю настолько. Никто не должен увидеть этих разработок. Уничтожь информацию. Не глядя. На месте. Ты меня понял?
Хм... С одной стороны, инструкция запрещает уничтожать улики. Но, с другой, генерал прав... Если кто-то решится использовать разработки...
- Хорошо, сэр, - кивнул он. Похоже, это был первый случай в его жизни, когда нарушить инструкцию было логично...

***

Чехов задумчиво оглядел свое отражение. Выглядел он идеально, ну то есть как полный придурок... Подумать только, а ведь когда-то он переживал из-за своей не слишком солидной внешности. Непослушные вихры, хронически-удивленное лицо, субтильное телосложение... Лошок лошком, короче... То, что надо. Ведь заподозрить, что он работает на российские спецслужбы, мог только законченный параноик. И то вряд ли...
А Павел Андреевич Чехов, между тем, занимался этим с четырнадцати лет. Русский вундеркинд оказался идеальным агентом для работы под прикрытием, что не раз уже доказывал к своим семнадцати.
Временами он жалел о том, что выбрал для себя такой путь. Откровенно завидовал сверстникам, отвисающим в клубах, гуляющим с девчонками, убивавшим людей только в компьютерных игрушках... Чехов впервые застрелил человека в пятнадцать... С тех пор ненавидел компьютерные игры, где от одного нажатия мышки враги истекают кровью, а по стенам текут мозги... Да и боевики не смотрел. Видеть человеческую смерть такой... обесцененной было неприятно.
В институте, куда Павел изредка ходил ради приличия, за эти особенности он получил репутацию ботаника и маминого сынка. Забавно. Его окружали идиоты, ни черта не знавшие ни о нем, ни о жизни, но он все равно им завидовал.
Иногда хотелось бросить все, но с тем уровнем доступа, который он имел, уйти было уже невозможно.
Однако сейчас Чехов был почти счастлив, что все так, как есть. Потому что именно ему выпал шанс спросить с одного урода за жизни полутора тысяч человек... За взрывы на трех станциях метро его родного Питера... За все, разом.
Убедившись, что взял все необходимое, Чехов вышел из квартиры и направился в аэропорт. Скоро он будет в Сан-Франциско.

***

Джим с опаской наблюдал за доктором из-под опущенных ресниц. Хоть в тюрьме Кирк еще и двух дней не провел, он уже был наслышан об ужасах, которые был способен учинить местный начальник лазарета. Говорили, что он продает на черном рынке внутренние органы заключенных, оперирует без наркоза и ставит эксперименты на пациентах... Это все, конечно, слухи, но проверять не хотелось... Однако, пока Боунз - как в тюрьме прозвали этого человека - признаков агрессии не проявлял, да и внутренние органы у Джима, вроде, остались на своих местах. Иначе с чего бы им так болеть?..
В любом случае, мысль о том, что сейчас он находится в полной власти Боунза, пугала... Но деваться было некуда.
Устав бороться с головокружением и слабостью, Джим все же позволил себе уснуть снова. Ладно, пусть пока все будет, как есть, а там посмотрим... По крайней мере, в лазарете, в отличие от камеры, было окно. А значит, ночью он наконец сможет снова взглянуть в глаза своей несбыточной мечте...
Глава 4.

Когда Ухура вышла из кабинета Спока, ее одолевали смешанные чувства. С одной стороны, ее наконец-то ждала настоящая работа, а не оформление осточертевших уже документов. С другой - командировка на неопределенный срок в компании Спока могла оказаться еще хуже. Не исключено, что уже через пару дней общества капитана она начнет скучать даже по служебным бумажкам...
Вылет был назначен через два дня, никаких подробностей Спок им не сообщил, только самую суть задачи: найти террориста Джона Харрисона, арестовать - ну или уничтожить, если не выйдет взять живым, - и изъять у него электронный носитель с разработками нового вида вооружения...
Кроме Нийоты и самого капитана, в Сан-Франциско были направлены Сулу и Монтгомери Скотт. У последнего были весьма натянутые отношения со Споком, и Ухура понимала, что конфликт между ними неизбежен. Скотти был весьма недисциплинирован, редко бывал трезв - даже на работе - и терпеть не мог капитана-зануду. В отделе он держался только потому, что в работе с любой техникой, будь то компьютер или противотанковая мина - не важно, Монтгомери не было равных...
Хотя если разобраться, то ради участия в такой операции можно и потерпеть Спока какое-то время. Собственно, Нийоте и здесь не редко приходилось с ним сталкиваться. Если их группа справится с задачей, то всех их ждал и карьерный рост, и новые возможности. Еще вчера сержант и подумать не могла, что ей выпадет такой шанс... Так почему же тогда на душе так тоскливо?.. Она смотрела на знакомый до отвращения городской пейзаж за окном, и отчего-то казалось, что больше она его никогда не увидит...

***

Остаток выходного МакКой проспал в своем кабинете. Когда он проснулся, была уже глубокая ночь. Спать в компьютерном кресле - занятие не самое целесообразное, и теперь позвоночник противно ломило, да и особо отдохнувшим доктор себя не чувствовал. Бросив хмурый взгляд на свое отражение и мимоходом ужаснувшись увиденным - двухдневная щетина и помятый вид еще никого не украшали, - доктор пошел заваривать кофе. Его давно уже тошнило от одного вида растворимых гранул этой пародии на нормальный напиток, но притащить на работу кофемолку руки так и не дошли... Кое-как залив в себя противную жижу, Леонард приступил к своим обязанностям, то есть пошел проверять состояние единственного на этот момент обитателя лазарета. Он на секунду остановился у двери палаты, оттуда не доносилось ни звука. Парень наверняка спал, и будить его МакКою не хотелось, но он должен был удостовериться, что пациенту не стало хуже.
Кирк не спал, он стоял вполоборота к двери, возле забранного решеткой окна, и совершенно больными глазами смотрел в ночное небо. На скрип открываемой двери он не обернулся, не вздрогнул даже... Во взгляде заключенного читалась такая обжигающая тоска, что МакКою стало не по себе...
- Джеймс? - осторожно окликнул он, но парень его не слышал. Казалось, для него вообще не существует ничего, кроме усыпанного звездами осеннего неба. Леонард подошел ближе, коснулся плеча.
- Джим?.. Ты чего?..
Парень вздрогнул и обернулся. На дне остекленевших голубых глаз плескался ад...
Джима повело в сторону, и он пошатнулся, едва не потеряв равновесие.
МакКой, чертыхнувшись, схватил пациента за плечи и подтолкнул к койке.
Кирк не сопротивлялся, он, похоже, вообще плохо понимал, что происходит. Будь МакКой менее опытным врачом - точно решил бы, что пациент каким-то образом разжился наркотиками и уже успел вмазаться... Но Леонард не мог спутать состояние Джима с наркотическим опьянением, это было что-то совсем другое, что-то хуже... Что-то еще более разрушительное.
- Кирк, твою мать! - МакКой несильно встряхнул пациента. Тот вздрогнул, выходя из странного ступора. С трудом сфокусировал взгляд на Леонарде и тут же нацепил на себя привычную нагловатую ухмылочку. На бледном, искаженном лице она смотрелась жалко и неестественно.
- Что это вам, доктор, не спится? Со мной - порядок, просто голова закружилась.
- Кто тебе вообще разрешал вставать? - проворчал МакКой, проверяя пульс. Вот черт, с таким низким давлением нужно что-то делать... Побелевшие пальцы Джима заметно дрожали.
МакКой присел на край кушетки.
- Скажи, ну вот что ты там видел? Что? - не выдержал он.
- Не ваше дело, - ощетинился Кирк.
Ладно, может и так...
- А то, что ты отказался от ужина, это тоже не мое дело? А то, что не принял лекарства? Да, наша медсестра мне уже пожаловалась. Так вот, это очень даже мое дело. Если ты мне тут кони двинешь, то испортишь статистику работы медслужбы. Знаешь, сколько мне по каждому трупу отчетов приходится писать?!
- Плевать мне на ваши отчеты, - буркнул Джим.
МакКою на них на самом деле тоже было плевать... Но просто так загнать себя в гроб он мальчишке не позволит.
Поворчав ради приличия, доктор поставил капельницу. Кирк равнодушно таращился в пространство.
А ведь ему тут, наверно, дико скучно...
- Может, тебе фильм какой-нибудь поставить? - предложил он.
Джим явно собирался ответить привычно грубо, но предложение было слишком заманчиво.
- Я бы что-нибудь почитал... - наконец заявил заключенный.
- Ты любишь книги? - удивился Леонард.
- Представьте себе!
- Ладно. И какие?
О, ну вот наконец-то и тема нашлась. Оказывается, парень часами способен обсуждать Шекли, Гаррисона, Хайнлайна, Стругацких и другую классику научной фантастики.
МакКой большим поклонником себя не считал, но, конечно, читал многое из перечисленного. Кирк оказался неожиданно интересным собеседником, он выдвигал весьма любопытные тезисы и неплохо их аргументировал.
Они проговорили почти до самого утра, после чего доктор принес из тюремной библиотеки несколько сборников и ушел заниматься делами.

***

Несмотря на поздний час, заснуть не получалось. Устав бессмысленно сверлить взглядом потолок, Спок откинул одеяло и пошел к компьютеру, чтобы еще раз перечитать имеющиеся файлы. Что же он упускает?.. Откуда это угнетающее чувство вины и страха?..
Столько лет Спок спокойно выполнял приказы, следовал инструкциям и элементарной логике. И все казалось таким простым, таким понятным...
А теперь все пошло не так. Это странное задание, печальный, словно прощающийся взгляд Кристофера Пайка, и состав оперативной группы, с которым детектив был совершенно не согласен... Нет, он ничего не имел против кандидатуры Хикару Сулу, несмотря на сомнительные родственные связи, тот был прекрасным оперативником. Наличие в группе Скотта совсем не радовало, но было неизбежно: им предстояло иметь дело со взрывными механизмами, с которыми раньше никто не сталкивался, а Монтгомери был прекрасным сапером. Но вот тот факт, что Маркус счел необходимым включить в группу сержанта Ухуру, окончательно выбивал Спока из привычного спокойствия. Капитан был готов пожертвовать собой без колебаний ради того, чтобы избавить мир от Харрисона, готов был пожертвовать и людьми. Что такое четыре жизни в сравнении с полутора тысячами? Но почему, почему среди этих четырех должна оказаться Ухура?! Нийота...
Когда она пришла в отдел, Спок впервые ощутил это совершенно иррациональное чувство. До этого у капитана были женщины, но ни к одной из них он не чувствовал того, что сумела пробудить в нем их новая сотрудница за считанные дни. Может, это было любовью, может, чем-то еще... В любом случае Спок никогда не позволил бы себе каких-то неуставных взаимоотношений. И вообще, только врожденное чувство справедливости не позволило ему сразу же уволить Ухуру. Нечестно было бы поступить так только потому, что капитану было бы проще никогда ее больше не видеть. И он начал заваливать Нийоту документами и прочей рутиной. Во-первых, так она была в безопасности, а во-вторых, Спок надеялся, что ей это быстро надоест, и она сама уйдет из отдела.
Нечестно, некрасиво, нелогично, в конце концов! Но некогда железный капитан ничего не мог с собой поделать...
А теперь это задание... Да, Ухура, несмотря на юный возраст, была хорошим специалистом в области дешифровки, причем с разных языков. Да, она могла оказаться полезной. И все же, все же...
Но, даже если бы мог, Спок не отказался бы от участия в этой операции. Как бы неуместные чувства не туманили рассудок, он твердо знал: благо большинства - превыше жизни одного человека. И превыше его любви тоже...

***

Дочитав последнюю страницу рассказа, Джим откинулся на подушку.
- Ну и как, интересно? - спросил Боунз, входя в палату.
- Интересно, - кивнул Кирк. - Только неправильно. Почему-то в большинстве книг звездолеты служат военным целям. Но это ошибка. Космические корабли будут иметь в основном исследовательскую функцию.
- Надеюсь, так и будет... - пожал плечами МакКой, у которого почему-то всякий раз при упоминании войны на лице обозначались незаметные в другое время морщины.
- Обязательно будет, - заверил Джим, который отчего-то был в этом совершенно уверен.
- Ладно, рукав закатай, - Боунз достал шприц. Кирк, вздохнув, подчинился. - Скоро обед принесут. И только попробуй отказаться. Мы договорились, помнишь, я держу тебя здесь как можно дольше, а ты выполняешь предписания.
Кирк снова вздохнул. Спорить с этим доктором было совершенно бесполезно. И что совсем уж странно, Джима это не так уж и раздражало... И вообще, за этот день он получил больше заботы и внимания, чем за всю предыдущую жизнь... До этого интерес к его скромной персоне проявляли только копы, правда, это был не совсем тот интерес...
И для чего все это нужно тюремному доктору? У Джима ведь ничего нет, что может быть от него нужно?
Кирк постоянно напоминал себе, что здесь наверняка есть какой-то подвох, что нельзя расслабляться. Но, черт, это все было так необычно и так... ладно, это было удивительно приятно.
Но, в любом случае, это было ненадолго, у Боунза и своих дел хватает, скоро ему надоест развлекать беседами всяких заключенных... Так что, главное не привыкнуть, а то потом будет только хуже...
Глава 5.

МакКой неохотно толкнул дверь. Когда вызывает начальство, ждать чего-то хорошего вообще трудно, а уж в его случае... Жалобы от заключенных и их родственников поступали на начальника лазарета с завидной регулярностью. Кому же понравится излишне принципиальный работник тюрьмы? Взяток не берет, на угрозы не реагирует... В чем его только не пытались обвинять! Но обычно начальник тюрьмы все эти левые доносы игнорировал, чтобы не усложнять себе жизнь. А где найдешь другого такого дурака, чтобы он за эти копейки вкалывал столь же добросовестно, да еще и обладал при этом богатым опытом и высокой квалификацией?
- Вызывали? - вместо приветствия буркнул Леонард с порога.
Начальник тюрьмы затушил бычок и заговорил тоном, не предвещающим ничего хорошего.
- Доктор МакКой, вы знаете, что за текущий месяц на вас поступило тридцать две жалобы?
- Хм... В прошлом, вроде, за пятьдесят перевалило. Так у нас прогресс... - пожал плечами медик.
- Сегодня только восьмое число! Вы переходите всякие границы!
Та-ак. Ясно. Похоже, у кого-то из посланных доктором по известному адресу оказались излишне хорошие связи. Кажется, в этот раз на высокое начальство всерьез надавили со стороны, иначе отчитывать МакКоя тот бы не взялся...
- И? - коротко уточнил доктор, не желая затягивать этот разговор и внутренне готовясь к худшему.
- Вы уволены.
Пфф! Это шутка такая новая?.. А чего это на него так смотрят, он что, должен был расстроиться? Да уж, велика потеря!..
- Я хочу, чтобы вы прямо сейчас собрали свои вещи и больше здесь не появлялись. - что ж, в прямолинейности шефу не откажешь...
- Ну, положим, по трудовому кодексу об увольнении сообщается за месяц? Значит, свои тридцать дней я еще отработаю.
- Не отработаете! - потихоньку выходя из себя, заорал начальник тюрьмы. Почему-то его всегда бесила невозмутимость Леонарда. - На этот месяц у тебя отпуск! С этой секунды! Все, выметайся, и чтобы я больше тебя тут не видел! Документы будут готовы завтра же!
Вот черт! А это уже хреново... То есть, в другое время МакКой бы плюнул бы на это, но сейчас... Проклятье, сейчас в тюрьме был человек, которого он не мог просто так бросить...
- Мне необходимо привести в порядок документацию, это займет некоторое время, и...
- Вон!!!
Черт. Похоже, все серьезно... Ох, как не вовремя! Ему не оставляли шансов...
Когда Леонард вошел в палату, Кирк сидел на кровати с книжкой. Ему явно было лучше.
- Эй, Боунз, ты чего такой мрачный? Ну, то есть, ты все время мрачный, но обычно не настолько! - поинтересовался мальчишка, отрываясь от чтения.
Черт... Ну почему так трудно посмотреть в его голубые глаза и сказать, что... А действительно, что сказать? Что МакКой больше не сможет ему помочь? Что они больше не увидятся? Что ему жаль?
- Меня уволили, - коротко проинформировал доктор и, не дождавшись ответа, вышел из палаты. Оглянуться и посмотреть в лицо Джиму не было никаких сил. Дверь захлопнулась за спиной.

***

Прошло уже не меньше получаса, а Джим все сидел в той же позе и пытался разобраться в своих ощущениях. Черт, он ведь знал, что МакКой в его жизни ненадолго... Он не позволял себе поверить, не позволял себе привыкнуть... Но, кажется, все равно привязался... Так глупо! Как вообще можно к кому-то привыкнуть за какие-то сутки? Как?! Ведь он годами был один, он никого не подпускал к себе близко... А теперь...
Дьявол, и ведь Боунз не виноват! Но почему тогда он, Кирк, чувствует себя так, словно его только что предали?..
Ведь он так свыкся со своим одиночеством, что оно уже даже не ощущалось... А теперь накрывает удушающей волной.
Сам виноват, сам! Нельзя было подпускать к себе кого-то... Или, может, это короткое время, когда он был не один, стоило того?
Что за чушь, конечно, нет... Или все же?..
Дверь скрипнула. Джим вскинулся, с какой-то глупой надеждой посмотрев на вошедшего. Но это, конечно, был не МакКой, а сестра Кларк. Боже, если теперь она здесь главная, то лучше уж в камере. Но, черт, только не в его, Кирка, случае. Уж слишком "теплый" прием ждал его по возвращении...
- Мистер Кирк?
Он молча кивнул.
- Я смотрю, вам лучше? Очень хорошо, вечером я вас выпишу.
- Но... Мэм, доктор МакКой говорил, что мне необходимо еще какое-то время провести здесь!
Черт, да по ее мнению, если он уже может самостоятельно передвигаться, хотя бы пошатываясь и держась за стены, значит, он здоров?..
- Меня не интересует мнение доктора МакКоя, он здесь больше не работает. А на тебе пахать можно! - заявила медсестра. Голос у нее был визгливый, с истерическими нотками, а второй и третий подбородки при каждом слове пружинисто подпрыгивали. Бросив на заключенного брезгливый взгляд, она удалилась.
Что ж, ну вот и все. До вечера осталось несколько часов, а потом... Потом его встретят те четверо.
Смерти Кирк не боялся абсолютно, терять ему было особо нечего. Вот только они не убить его хотят... В прошлый раз обошлось лишь чудом, ну и благодаря внезапности. А теперь?..
Двое охранников появились в лазарете еще раньше, чем он ожидал.
- Заключенный номер тысяча четыреста восемь? Пройдемте.
Он молча встал и, стараясь не шататься, проследовал за ними к камерам.
- Ох ты, так быстро?! - обрадовался Джеральд. - Не съел тебя наш Боунз?.. Отлично, а то тут без тебя скука смертная!
Кирк приветливо улыбнулся сокамерникам, очень надеясь скрыть и свою слабость, и свой страх.
- И я рад вас видеть, ребята!
- Тут, кстати, про тебя Тревор со своими шестерками спрашивал. Ты что с ними не поделил?
Вот дьявол!
Внутри все сжалось, но Кирк беспечно махнул рукой, показывая, что ничего серьезного не произошло... Кто бы знал, как тяжело это ему далось...
Они немного поболтали, Кирк послушал последние тюремные сплетни, перекинулся в карты... Джим чувствовал себя натянутой струной, которая вот-вот лопнет, но продолжал улыбаться и шутить. Уж лучше так...
Но, когда поступила команда выходить на вечернюю прогулку, сохранить спокойствие оказалось непосильной задачей... Он знал, что именно там, во внутреннем дворе, его и подловят...

***

Марла залпом допила содержимое очередного стакана, черт знает какого по счету... Но легче не становилось. Все с новой силой захлестывали воспоминания. Их последняя встреча...
Хан обнимает ее, и она в очередной раз поражается изящности его рук. Наверно, она никогда не устанет ими восхищаться... Она прижимается щекой к его ледяным пальцам и на какой-то короткий миг забывает и о том, кем является человек перед ней, и о том, чем они оба рискуют в эту секунду. Короткое, но такое ослепительное счастье, за которое Марла МакГайверс была готова отдать все, что у нее было или когда-либо будет. Хан мягко отстраняет ее, протягивает небольшую металлическую коробочку.
- Сохрани это. Боюсь, доверять мне кроме тебя некому.
- Но почему ты не оставишь его у себя?.. - тихо спрашивает она, понимая, что является не лучшей кандидатурой. Они с Ханом из разных миров. Она обычная, хоть и успешная, бизнес-леди. А он... Об этом лучше не думать.
- О тебе никто не знает. Тебя не будут искать. И, если со мной что-то случится, позаботься, чтобы это попало в СМИ, договорились?
Эти слова звучат так, словно Хан прощается с ней. Марла вцепляется в его плечи, как будто это может его удержать.
- Я не смогу без тебя... останься, пожалуйста... - сбивчиво шепчет она. Он коротко касается губами ее виска и зачем-то вытаскивает заколку из ее рыжих волос.
- Тебе хорошо с распущенными, - он долго смотрит на Марлу, словно желая сохранить ее в памяти именно такой. Потом поднимается и уходит. Не прощаясь, как всегда...
И сейчас, когда прошло уже несколько месяцев, ей больше всего на свете хотелось вновь почувствовать на своей щеке его пальцы. Ей было плевать, сколько крови на этих до боли изящных руках... Да, этот человек террорист, убийца, сумасшедший... Но она любила его и ничего не могла с этим сделать. И, наверно, даже не хотела.
Вот только Марла подвела его. Не смогла сохранить то, что должна была...
Она снова осушила стакан одним глотком и налила еще. Перед глазами уже плыло, она открыла ноутбук и, с трудом попадая по кнопкам, зашла в последние новости. Она делала это постоянно в безумной надежде увидеть объявление об очередном взрыве. Потому что это значило бы, что Хан еще жив...
Сумасшествие? Наверно... Но ей было плевать.
Глава 6.

Джим очень старался держаться поближе к другим заключенным... Вот только желающих связываться с Тревором и его приятелями было мало. Собственно, их вообще не было. Поэтому, как только те замаячили на горизонте, у окружающих сразу же нарисовалась куча неотложных дел... Кто-то внезапно решил сыграть в волейбол, кто-то увлекся разговором, а кто-то просто принялся с живейшим интересом оглядывать окрестности. Кирк не винил их... Все правильно, здесь каждый за себя... Впрочем, как и везде.
Четверо парней неторопливо приблизились к нему пружинистой уверенной походкой, обступая с разных сторон. Знали, уроды, что деваться ему тут некуда. На охранников Джим даже не надеялся, эти точно предпочитали ни во что не вмешиваться, чтобы не попасть под раздачу...
- О, привет, ребята! Рад вас видеть! Надеюсь, с вами все в порядке? А то, кажется, в прошлый раз я случайно разбил кому-то рожу... Но вы же не в обиде? - улыбнулся Кирк, пытаясь оттянуть время и внутренне готовясь повторить это "случайно". И повторять до тех пор, пока будут силы шевелиться... Так, у того, что в середине стоит, нос сломан, если хорошо попасть, может, удастся вырубить... Тот, что правее - самый слабый из них, это Джим еще с того раза помнил... Наверно, начать стоит с него. Или все-таки с того, что помедлительней?..
На самом деле Джим, который и сам не оправился с прошлого раза, отлично понимал, что шансов у него не много, но так ему было проще. Уж лучше выискивать слабые места противников, чем просто ждать. Они ведь специально медлят. Хотят, чтобы жертва успела вначале осознать всю свою беспомощность, успела озвереть от собственного страха...
Черт, и ведь не сказать, что им это совсем уж не удалось.
Однако совершенно неожиданное спасение в лице двух охранников подоспело чертовски вовремя. Никогда еще Кирк не был так рад блюстителям закона!
- Заключенный номер тысяча четыреста восемь?
Блин, да они что здесь, все читать не умеют?..
- Да.
- Пройдемте.
Кирк растерянно повиновался. С одной стороны, он был сказочно рад возможности поскорее убраться из внутреннего двора, но с другой, не представлял, что и кому могло от него понадобиться. А когда они, не останавливаясь, прошли мимо основного корпуса, растерялся окончательно.
- Могу я узнать, куда мы идем? - не выдержал он.
Один из охранников недовольно на него покосился, но все же ответил.
- За тебя внесли залог. Сейчас распишешься и катись на все четыре стороны.
Дыхание перехватило.
- Сэр... - с трудом выдохнул он. - Здесь ошибка. Моя фамилия Кирк.
Черт, жестокая такая ошибка. Залог за него вносить некому, это понятно. Вот только почему тогда всколыхнулась в душе эта неуместная надежда?.. Лучше бы ее не было, потому что сейчас ему, естественно, скажут, что перепутали что-то в номерах. Чудес-то не бывает...
- Все верно, - безразлично ответил охранник.
В смысле?! Что за бред? Родных у него нет, друзей тоже. Враги?.. Ну таких врагов, которые могли бы вытащить его с зоны, чтобы свести какие-то счеты, он у себя тоже не припоминал. Он же не мафиози, в конце концов, а самый заурядный карманник и наркоман... Тогда кто мог внести за него залог?! Сумма-то не на пачку сигарет! Хотя и на курево ему еще никто добровольно денег не дал... Так с чего вдруг кому-то его вытаскивать?..
Окончательно перестав понимать, что происходит, Кирк тупо выполнил то, что от него требовали. Ну то есть поставил кривую подпись в документах, особо в них не вникая, и сдал осточертевший оранжевый комбинезон, переодевшись в свои старые джинсы и олимпийку. За КПП он вышел в полной уверенности, что вот сейчас его остановит охрана, и все это окажется недоразумением.
Однако разглядев в вечерних сумерках, а потом и узнав мнущегося у проходной человека, Кирк обалдел окончательно.
- Боунз?!
- Нет, блин, тень отца Гамлета. Ну что, пойдем что ли?
- К-куда? - Растерялся парень.
МакКой вздохнул.
- А у тебя есть идеи? Если нет, значит, ко мне...
После этих слов Кирк даже надеяться перестал что-то понять. Понимание пришло к нему уже где-то у входа в квартиру. Он резко остановился.
- Ну и чего ты встал? - недовольно поинтересовался доктор.
- Я... я так не могу.

***

МакКой возвел глаза к обшарпанному потолку подъезда. Объяснять мотивы своего поступка он не собирался, он их и сам не понимал... Убеждать Кирка принять помощь? Наверно, стоило бы, но доктор сегодня был не в духе: во-первых, его уволили, а во-вторых, он только что потратил все деньги, которые откладывал на машину... Поэтому он просто впихнул Джима в квартиру и захлопнул дверь.
- Вон твоя комната! Кухня - тут. Ванна - там, - объявил он, игнорируя вялое сопротивление бывшего заключенного. Тот растерянно озирался по сторонам. Ничего, привыкнет...
Осваивался Джим быстро. Уже за ужином оцепенение сменилось непрекращающейся болтовней, а потом он и вовсе откопал где-то в леонардовском бардаке бутылку виски.
- Эй, ты охренел?! Поставь на место, тебе нельзя.
- Это почему? - возмутился мальчишка. - Я сегодня с зоны откинулся, такие вещи положено праздновать!
- Как будто долго ты на той зоне чалился... - проворчал доктор. - Ладно, черт с тобой, открывай...
Виски был крепким, бутылка - литровой... МакКоя, как настоящего медика, алкоголь не брал, а вот Джима развезло мгновенно. Разоткровенничавшись, он рассказал Леонарду о своей странной мечте, потом снова притих, прилипнув к мутному стеклу и глядя в небо. Черт, хреново дело... С его одержимостью справиться будет посложней, чем с наркозависимостью... Но они что-нибудь придумают.
Кирк так и заснул на полуслове.
Вот молодежь, пить не умеют совершенно...

***

Показалось, или дверь скрипнула? Может, сквозняк?.. Да нет, скорее все-таки Марла начинает сходить с ума... Неудивительно. Если месяцами ждать, вскидываясь от каждого шороха, в надежде, что он вернулся, рано или поздно, мания гарантированна... Или?.. Да нет, в коридоре точно кто-то есть! Женщина вскочила, опрокидывая на пол ноутбук, и бросилась к двери.
- Хан? - позвала она, боясь поверить и боясь ошибиться... Но разве кто-то другой смог бы проникнуть в запертую квартиру в охраняемом элитном доме?
Тишина.
- Хан?!
В висок уперлось что-то холодное и твердое.
- Не советую дергаться, мисс МакГайверс, - предупредил незнакомый голос.
- Где информация? - спросил второй мужчина, выходя из-за полок с книгами.
Боже... Ее все же нашли...
- Я не понимаю, о чем вы... - выдохнула Марла.
Кричать бессмысленно. Даже если ей не заткнут рот, здесь все равно прекрасная звукоизоляция... Может и хорошо, что у нее нет того, за чем они пришли?
- Где то, что отдал вам Харрисон? - повторил мужчина, для убедительности ударив в лицо пистолетом. Потекла кровь.
- Что с ним? Он жив? - вырвалось у нее.
Еще один удар. Кажется, хрящ сломан...
- Послушайте, вы все равно нам это отдадите, может, не стоит тратить наше время?
Она подняла глаза на говорившего и отметила, что он не скрывает лица. Значит, в живых ее оставлять не планируют. Что ж, она знала, на что шла, связывая свою жизнь с международным террористом...
- У меня нет того, что вам нужно.
- Неужели? А у нас другая информация! Джон Харрисон, он же Хан Нуньен Сингх, прежде чем исчезнуть, отдал вам мобильный телефон, на котором была весьма важная информация. Где он?
- У меня его нет. Можете перерыть тут все!
- Непременно, Мисс МакГайверс. Однако вам все же придется ответить на наши вопросы.

***

Проснувшись, Джим долго не мог понять, где находится. Судя по головной боли и характерному привкусу во рту, вчера он успел надраться... Внутренний голос услужливо перечислил места, где Кирку доводилось просыпаться с похмелья. Лидировали в этом списке канава, вытрезвитель и полицейский участок... Однако это место не напоминало ни то, ни другое, ни третье...
Черт, точно!..
Джим подскочил на кровати. С отброшенного одеяла слетел и медленно спланировал на пол листок бумаги. На нем почерком истинного медика, который Джиму не сразу удалось разобрать, раскрывалось местонахождение завтрака и аспирина. Весьма кстати...
Перекусив и приведя себя в относительный порядок, бывший заключенный решил прогуляться, а заодно и проверить свой импровизированный тайник. Удивительно, но подрезанный на заправке мобильник, как и пакетик кокаина, по-прежнему лежал в дупле дерева, никем не найденный. Вытащив симку и карту памяти, Кирк сунул их в карман позаимствованной у Боунза куртки и благополучно про них забыл. Сам же мобильник, как и собирался, продал одному знакомому. Модель оказалась, мягко говоря, дорогой, и оба остались довольны сделкой.
Вернувшись в квартиру, Джим долго размышлял, как поступить с порошком. То ли использовать по назначению, то ли выкинуть на хрен... С одной стороны, его уже почти не тянуло, но с другой, выкинуть три дозы не поднималась рука.
Дилемма была разрешена МакКоем со свойственной ему бесцеремонностью. Кирк и не заметил, когда он вернулся... Пакет выпал из взятой на излом руки, после чего Боунз демонстративно отправил его в мусоропровод.
- В следующий раз - руку сломаю на хрен, - предупредил он таким тоном, что у Джима не возникло больших сомнений в его словах.
- Так, одевайся, пошли!
Кирк непонимающе уставился на доктора.
- Да в планетарий, куда еще? - снизошел Боунз до объяснений. - Не совсем то, что ты хотел бы, но точно лучше, чем кокаин!

***

Марла не знала, сколько времени длился допрос. Она уже не раз теряла сознание от боли, но ее раз за разом приводили в себя и снова задавали один и тот же вопрос.
- Где информация, мисс МакГайверс?
Слезы, не останавливаясь, катились по изуродованному лицу. Дышать было тяжело, говорить - больно.
- Я... я уже сказала... у меня ничего нет. Его украли на заправке... Какой-то парень... - еле слышно выдохнула женщина, давясь густой, вязкой кровью.
- У нас нет оснований в это верить, мисс МакГайверс. Скажите нам правду, и ваши мучения тут же прекратятся.
Марла только зажмурилась, ожидая новой волны боли. Добавить ей было нечего.

@темы: Star Trek Reboot, Star Trek, фанфики

URL
Комментарии
2014-11-10 в 15:29 

ВАУ! Сколько вкусного!!!

2014-11-10 в 15:51 

SilverWind
"ВАУ! Сколько вкусного!!!"

Сейчас и остальное залью!))

URL
   

riba-ersh

главная